Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 10 880 |

Автор: Ю. А. Герасимова
специально для www.kondopoga.ru

Некоторые Аспекты становления Целлюлозно-бумажной промышленности в Карелии на пример Кондопожского ЦБК в 1920-50-х гг.


ПЕРВАЯ мировая война, гражданская война, иностранная интервенция привели к разрухе и сильнейшей хозяйственной отсталости Карелии. В начале 20-х годов XX в. для преодоления сложившейся ситуации необходимо было определить перспективные направления экономического развития края. Под руководством Э. А. Гюллинга с помощью норвежского инженера X. Лангсета в августе 1920 г. были подго-товлены несколько проектов плана развития области1. 23 апреля 1921 г. Ленин принял Гюллинга в кремле и подробно ознакомился с этими проектами. А 26 апреля 1921 г. оба документа - постановление СНК и СТО были одобрены. «Постановление СНК РСФСР о перспективах развития народного хозяйства Карелии» от 26 апреля, позволило развернуть в Карелии новые отрасли промышленности с использованием главнейших природных богатств. В постановлении сжато формулировалась программа промышленных преобразований края на ближайшие годы. Суть ее состояла в ускоренном развитии деревообрабатывающей, бумаж-ной и горной промышленности. Постановление предусматривало создание в Карелии новых промышленных узлов. На р. Суна око-; ло деревни Кондопога должен был быть создан промышленный центр, состоящий из гидроэлектростанции, бумажной и целлюлозной фабрик, и деревообрабатывающего завода. Именно с этих объектов начиналось в документе перечисление «срочных работ». Создание Кондопожского промышленного узла было признано ведущим направлением модернизации промышленности края.
За несколько месяцев до принятия этого постановления, строительство электростанции на р. Суна вошло в план ГОЭЛРО. К разработке проекта строительства ГЭС была привлечена группа специалистов во главе с С. В. Григорьевым3. К осени 1922 г. проект был готов.
15 ноября 1922 г. на заседании малого Совнаркома был утвержден план Кондопожского строительства и принято решение о выдаче ссуды в 1 млн. руб. 19 июля 1923 г. Карельский Совнархоз утвердил образование строительной организации «Кондострой». Начальником и главным инженером «Кондостроя» был назначен член комиссии ГОЭЛРО Д. И. Верещагин (одновременно он также был главным инженером на строительстве электростанции под Ленинградом). Его заместителем стал С. В. Григорьев.
Летом 1923 г. из центра была получена ссуда в 1 млн. руб. После чего начались строительные работы. Поначалу постройка ГЭС протекала на базе старого проекта «Азотстроя»: уровень озера Сандал на 30 метров выше уровня Онежского озера. Если эти озера соединить между собой каналом, то сила падающей воды даст возможность привести в движение турбины ГЭС для получения энергии. При входе канала из озер Ниго-Сандал должна была быть построена плотина, регулирующая пропуск воды. Проект Сандальской плотины был разработан инженером А. И. Лебедевым.
Через два года после фактического начала работ Кондостроем был разработан самостоятельный проект, утвержденный 3 мая 1925 г. ЦЭС Главэлектро. По проекту Кондостроя в будущем предполагалось использовать не только озеро Сандал, но и р.Суна, путем вывода ее в Сандал выше водопада Кивач с помощью канала. При такой комбинации увеличивается масса воды и высота ее падения, что позволяет увеличить мощность ГЭС до 20 тыс. квт. ч. Первую очередь ГЭС планировалось построить мощностью в 5 тыс. квт.
Одновременно с сооружением ГЭС, шло строительство бумажной фабрики. Поначалу рассматривалась идея, ограничится в Кондопоге строительством древесно-массного завода. Главным потребителем древесной массы намечался Ленинградский Бумтрест. Однако Ленинградские бумфабрики пересмотрели свои программы и решили усилить производство древесной массы в своих древесно-массных отделах. В этой ситуации выработка одной лишь древесной массы в Кондопоге без переработки ее на бумагу являлась не рациональной. В результате было решено строить в Кондопоге бумажную фабрику с древесно-массным и целлюлозным заводами. Однако постройка целлюлозно-сульфатного завода была отложена на 2 очередь строительства, а первое время фабрика должна была работать на привозной целлюлозе.
Окончательно решение о строительстве в Кондопоге фабрики газетной бумаги, было утверждено СТО 31 апреля 1925 г., производство намечалось в размере выработки 25 тыс. тонн газетной бумаги в год, из своей древесной массы и на привозной целлюлозе.

Для ведения строительства Кондострою необходимо было отмежевать у местного населения под стройку около 300 десятин земли. Для чего в мае 1924 г. был приглашен уездный землемер ревизор Н. М. Рымко, действовавший на основании полномочий Наркомзема КАССР. Между ним и Кондостроем был заключен договор. За работу строительство выплачивало Наркомзему по 50 коп. золотом с каждой отведенной десятины, т. о. всего 150 руб. К 19 марта Рымко выяснил границы земель необходимых строительству для сооружения канала, ГЭС, бумажной фаб-рики и рабочего поселка. Как и предполагалось, это составило 300 десятин земли. В том числе были вымежеваны сенокосный участок в пользование граждан, участок под постройку кирпичного завода и участок для добычи глины. После проведения всех работ между администрацией Кондостроя и жителями села Кондопога начались споры о компенсации за изъятые сельскохозяйственные земли. Население настойчиво утверждало что не получило какого бы то ни было вознаграждения. Кондострой же давал показания, что все выплаты были произведены. Строительство выплатило компенсацию жителям деревень: Нигостров, Ерши, Матюки, Лычный остров, Тивдия в размере 28 917 руб. за перенос строений в результате поднятия воды в озерах Сандал и Ниго. С 29 октября 1924 г. была закрыта река Сандалка в результате строительство уплатило 650 руб. владельцам мельницы, которая оказалась в бездействии. Также в октябре 1924 г. Кондострой выплатил домохозяевам 1 832 руб. 19 коп. (по 44 руб. за гектар, 39 руб. за один пуд посева ржи ) за понесенные убытки : пашни, недобор сена на сенокосе на территории занятой строительством.
Строительство носило сезонный характер. Обычно работы начинались в апреле и заканчивались в ноябре. На стройке катастрофически не хватало механизмов. Основными орудиями работы были ручная тачка с коляской, лом, кирка, лопата и бур с ручной кувалдой. 21 июля 1924 г. был заключен договор Кондостроя с Государственной экскаваторной технической конторой. ГЭК принял на себя работы по прорытию канала1. Весной 1925 г. на строительство поступил экскаватор марки «Марион». Позднее прибыл второй, более современный экскаватор «Оронштейн» («Ортон-Стейнбреннер»). В сентябре 1925 г. Редкинские разработки передали Кондострою паровоз системы «Крауз» 1901 г. выпуска, который рабочие прозвали «Митькой». В 1924-25 гг. из Каширы на Кондострой было выслано оборудование временной электростанции, пневматические молотки, строительное оборудование из линейных складов Свири.
Помимо производственных трудностей, недостатка машин и механизмов, строительство сдерживало недостаточное и не-своевременное финансирование. Финансирование велось и из центрального, и из Карельского бюджетов. За все время строительства, финансирование было нерегулярным, несвоевременным и не всегда достаточным, что зачастую задерживало работы и ставило их под угрозу срыва. Так в мае 1924 г. возникла опасность консервации строительства т. к. Кондострой имел 107 тыс. руб. долга. От рабочих стали поступать заявления на расчет. Сложившаяся ситуация обсуждалась на экстренном заседании ЦИК КАССР в результате Кондострою было ассигновано 50 тыс. руб. кратковременной ссуды и 60 тыс. было выделено из местного бюджета. Но поскольку для покрытия долга и продолжения строительства этого было крайне мало, руководство вынуждено было принять меры по свертыванию работ, кроме экскаваторных, произвести массовое увольнение неквалифицированных рабочих и части служащих, снизить на 20% персональные оклады ответственных работников, а также ввести новые заниженные расценки на все виды работ и поднять вопрос о снижении расценок для служащих основной ставки. В июле 1924 г. СТО по инициативе М. И. Калинина отпустил Кондострою дополнительно 500 тыс. руб.
7 января 1925 г. Госбанк СССР открыл КарЦИКу кредит по постройке Кондопожской ГЭС в форме ссуды на 650 тыс. руб. сентябре 1925 г. на заседании Карплана были приняты план и смета на строительные работы в 1925-26 гг. - всего 3 млн. 493 тыс. руб. из которых 1 млн. 500 тыс. должны были быть выделены из бюджета КАССР и 2 млн. из Центрального бюджета. Однако и в этот раз финансирование было задержано, затормозив тем самым строительные работы.
В октябре 1927 г. ход работ был поставлен под удар. Необходимо было срочно до наступления холодов закончить главное здание бумфабрики, так как зимой в нем должен был производиться монтаж заграничного оборудования. Морозы могли наступить внезапно, поэтому дорог был каждый день. Карельское представительство просило ВСНХ РСФСР выдать в виде исключения ордер на 230 тыс. или хотя бы половину суммы. Остальную часть планировалось получить при общей выдаче кредитов по ВСНХ
15 октября 1927 г. 12 октября ВСНХ РСФСР открыл Кондопожскому строительству кредит-ссуду в размере 80 тыс. руб.
По плану на 1927-28 гг. утвержденному Президиумом ВСНХ РСФСР Кондострою причиталось 5 млн. руб., но часть суммы должна была внести Карелия (2 млн. 900 тыс. руб.). Фактически же и в 1928 г. Кондострой недополучил 975 тыс. руб.
Однако, несмотря на многочисленные трудности и задержки финансирования, строительство, все-таки было завершено, а необходимое импортное оборудование закуплено. Хотя это требовало жесткой экономии средств и мобилизации всех ресурсов, от руководства Кондостроем.
В 1927 г. основные строительные работы были завершены, начался монтаж оборудования. Турбины и генераторы ГЭС монтировали 15 молодых рабочих Кондостроя и 2 шведских специалиста. И, наконец, 13 января 1929 г. состоялся пуск первой очереди станции. Кондопожская ГЭС вступила в строй. На открытие ГЭС прибыли делегаты VIII Всекарельского съезда советов в полном составе, представители районов республики, 250 гостей из Москвы и Ленинграда. Этот день стал праздником для всей Карелии. Кондопожская ГЭС дала импульс дальнейшей индустриализации края. Пуск в 1929 г. ГЭС в Кондопоге, а позднее Кондопожской ТЭЦ на бумфабрике сразу увеличил производство электроэнергии в республике в 3 раза.
На строительстве бумажной фабрики шел процесс монтажа оборудования паросиловой станции, буммашины, готовился к пуску древесно-массный завод. Первая буммашина германской фирмы «Фюльнер» являлась на тот период времени одной из самых лучших и современных машин по производству бумаги.
Монтажные работы проводились под руководством главного инженера по монтажу машин Бонафеде, инженера Соколова с участием немецких и шведских монтеров. При сборке оборудования рабочие встретились с большими трудностями. По воспоминаниям участника тех событий И. Ф. Егорова очень много проблем было связано с отсутствием опыта и знаний для выполнения работ такого уровня, а также с незнанием иностранного языка.
Переводчиков было мало, поэтому рабочие не всегда могли понять чего от них хотят, и что они должны делать. Но люди работали изо всех сил, желая пустить фабрику в третьем квартале 1929 г., по десять и более часов в сутки. В первой половине июня 1929 г. монтаж машины и всех ее агрегатов был завершен. Нами лось апробирование фабрики на холостом ходу. 26 июня машина пустилась и в 10 часов вечера дала первую бумагу - пока только оберточную. А 27 июня в 10 часов 20 минут утра вслед за оберточной пошла и первая газетная бумага.
Период освоения был связан с большими трудностями. В первые месяцы фабрика работала неритмично. Простои и аварии были не редкостью. Устойчиво выйти на проектную мощность 75 тонн газетной бумаги в сутки удалось только в середине 30-х гг.
В результате пуска фабрики сократился импорт бумаги. В конце 1920-х гг. в СССР ввозилось из-за границы 75,2 тыс. тонн бумаги. Проектная мощность Кондопожской фабрики составила 25 тыс. тонн бумаги, за что следовало выплатить 300 тыс. фунтов стерлингов, или по действовавшему тогда курсу 3 млн.руб.
* * *

В годы второй пятилетки в Кондопоге планировалось построить целлюлозный завод, вторую очередь ГЭС, пегматитовый, кирпичный заводы и лесозавод. Первоочередной задачей дальнейшего строительства считался целлюлозный завод, затем вторая очередь по бумфабрике и только потом строительство второй очереди ГЭС.
Всего было подготовлено три варианта расширения бумаж-ного комбината, которые были рассмотрены на заседании Бумсектора ВСНХ СССР. Первый вариант целлюлозного завода предполагал мощность в 10 тыс. тонн целлюлозы. Это удовлетворяло потребности одной буммашины мощностью 29 тыс. тонн, но не предполагало дальнейшего расширения бумкомбината. Второй вариант предполагал мощность целлюлозного завода в 21 тыс. тонн и учитывал дальнейшее расширение фабрики. До установки второй буммашины избыточную целлюлозу предлагалось продавать на сторону. В рамках третьего варианта целлюлозный завод должен был обеспечивать бумфабрику и полуфабрикатные заводы для производства 63 тыс. тонн газетной бумаги. Стоимость строительства соответственно была различной. Самым дешевым являлся первый проект, его сметная стоимость составляла 8 200 руб., из которых 3 700 шло на строительство и 4 500 на оборудование. Второй проект требовал 11 200 руб. Из них на строительство приходилось 5 300 руб., а на оборудование - 5 900 руб. Самым дорогостоящим был третий проект. Его стоимость определялась в 24 810 руб., 10 700 шло на строительные работы и 14 640 руб. на оборудование.
В письме председателю правления Союзбумаги Бородину, Э. А. Гюллинг отстаивал интересы Карелии, узнав, что СНК СССР постановил строить в Кондопоге целлюлозный завод производительностью 10 тыс. тонн (т. е. по первому проекту). Это решение было принято без согласования с Карелией, и в отсутствии карельского представителя. От имени карельского СНК, Э. А. Гюллинг высказал категорическое несогласие с этим решением, поскольку оно затрагивало интересы Карельской республики и не учитывало их. Гюллинг считал, что целлюлозный завод необходимо строить мощностью не менее 20 тыс. тонн, тем более что проект завода был уже разработан. Поэтому Председатель СНК КАССР требовал немедленного пересмотра этого вопроса. В итоге было принято решение строить целлюлозный завод с тремя варочными котлами в Кондопоге в две очереди. Его мощность составила 27 тыс. тонн целлюлозы. Первая очередь мощностью 10,5 тыс. тонн целлюлозы в год, вторая - 11 тыс. тонн.
Изначально планировалось пустить завод 1 октября 1932 г., но затем было решено ускорить темп работ и закончить монтаж оборудования к 1 мая 1932 г.25 В октябре 1931 г. СНК СССР и Государственная плановая комиссия включили Кондопожское строительство второй очереди в список «сверх ударных». Сдерживали своевременность работ низкий уровень организации труда, задержки поставок оборудования ленинградскими заводами, Шведской фирмой «Шиберт» поставлявшей кислотоупорную арматуру и многое другое. Строительством руководил финн Эро Анттонен.
Пущен завод был в июне 1935 г., его мощность составила 27 тыс. тонн целлюлозы в год. Пуск целлюлозного завода имел большое значение для развития бумажной отрасли, поскольку привозная целлюлоза, которая использовалась прежде, была низкого качества и довольно дорогой. Всего до начала Великой отечественно войны на целлюлозном заводе в Кондопоге было выработано 75,6 тыс. тонн сульфатной целлюлозы. Целлюлозный завод и бумажная фабрика, объединенные в одно предприятие составили Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат. 27 апреля 1935 г. Президиум ЦИК СССР присвоил ему имя С. М. Кирова.
Во второй очереди работ по бумажной фабрике предстояло расширить зал буммашин для установки двух новых бумагоделательных машин, смонтировать два новых котла на паросиловой станции, шесть дефибреров в древесно-массном отделе и т. д.29 Буммашины № 2 и 3, в отличие от первой, были отечественного производства. И изготовлены на Ленинградском машиностроительном заводе имени второй пятилетки. Машина № 2 была первой отечественной машиной для производства газетной бумаги . Все строительные работы по строительству целлюлозного завода и бумфабрики были переданы Кареллесстрою. Строительство как и в 20-х гг. не было полностью обеспечено финансированием, что вызывало значительные трудности в ходе работ. Еще одной проблемой было неудовлетворительное снабжение материалами, медленно шло размещение заказов на других предприятиях. Нехватка рабочей силы и недоотпуск энергии также сдерживали стройку. Часть энергии, которая ранее шла на бумфабрику, теперь отпускалась на недостаточно обеспеченный энергетической базой пегматитовый завод. К апрелю 1937 г. было завершено строительство бумзала под 3 буммашину. Третья машина дала первую бумагу уже в конце 1937 г. Вторая буммашина вступила в строй позже и начала выпускать бумагу с апреля 1941 г.
В ноябре 1931г. управляющий союзным объединением «Союзбумага» Яковлев обратился к Председателю СНК КАССР Э. А. Гюллингу с письмом, в котором обосновал необходимость ведения в Кондопоге работ не только по строительству целлюлозного завода и бум фабрики, но и работ по расширению ГЭС. Как уже говорилось выше работы по ГЭС, стояли на очереди последними. Начало работ по расширению ГЭС планировалось не раньше 1933 г. Но ни бумфабрика, ни целлюлозный завод не могут нормально работать при нехватке энергии. Яковлев предлагал разделить работы по второй очереди ГЭС на две самостоятельные стадии: гидротехнические сооружения и само сооружение ГЭС второй очереди. Проведение работ по гидротехническим сооружениям позволило бы использовать мощность первой очереди в большей мере. Яковлев просил Гюллинга помочь провести в соответствующих инстанциях вопрос об обязательном вклю-чении на 1932г. ассигнований на проведение этих работ. В ре-зультате в конце 1932 г. была создана строительная организация «Сунастрой». Главным консультантом по всему каскаду Сунских ГЭС был назначен академик Н. Н. Павловский. В своем докладе «О проектно изыскательных работах на Кондопожском перешейке» он говорил о необходимости и рациональности строительства второй очереди Кондопожской ГЭС, мощность которой с пуском второй очереди должна была достигнуть 27 тыс. 500 квт. Во время строительства была проделана большая работа: построены четыре дамбы - в Кондопоге, Сопохе и Гирвасе, расширен и реконструирован соединительный канал Сандал-Нигозеро, построена плотина и канал в Гирвасе для отвода реки Суны в озера Пялозеро и Сандал. Для выполнения этих работ и был создан «Сунастрой». Начальником и главным инженером был назначен Петр Никитич Травкин. В 1938 г. был пущен первый агрегат второй очереди Кондопожской ГЭС. Это дало возможность ослабить «энергетический голод» на бумфабрике. 15 февраля 1941 г. Петрозаводск получил энергию «Суна-строя». А 30 марта 1941г. ГЭС дала ток.
Казалось после первых труднейших лет освоения нового в республике производства, наступает время экономической стабильности. Необходимо было совершенствовать громоздкий, неэффективный хозяйственный механизм, созданный в условиях «социалистического штурма» конца 20-х - начала 30-х гг., увеличивать экономические стимулы к труду. Но в 1936 г. заручившись поддержкой рабочих новаторов, Сталин и его окружение предприняли попытку нового экономического рывка. Плановые задания были существенно завышены для ведущих промышленных предприятий и трестов. Основным источником повышения производительности труда должно было стать «ускорение дви-жения машин» за счет стахановских рекордов.
В 1936, 1937, 1938 гг. ЦБК ни разу не удалось выполнить годовой план. Однако предприятие постоянно наращивало выпуск продукции35. В 1936г. было произведено 32,6 тыс. тонн бумаги, в 1937 г. уже 74,3 тыс. тонн. Вся полнота ответственности за срыв планов пала на головы хозяйственных руководителей, технической интеллигенции и передовых рабочих. Подверглись репрессиям Г. Г. Ярвимяки - директор ЦБК, управляющий делами - Кальске, замдиректора ЦБК - Э. А. Анттонен, сеточник-стахановец П. В. Бураков и т. д. Репрессии вели к экономическому хаосу. Производство на Кондопожском ЦБК лихорадило. При среднесписочной численности трудового коллектива в 1800 человек, в 1938 г. - 1120 рабочих покинули предприятие. С неопытностью нового персонала были связаны многочисленные аварии, брак, простои..
Всего с 10 июля 1929 г. по 20 июля 1941 г. Кондопога дала стране - 330.7 тыс. тонн газетной бумаги. К июню 1941 г. Кондопожский ЦБК имени С.М.Кирова близко подошел к завершению строительства. С начала строительства были введены в эксплуатацию три бумагоделательных машины мощностью 71 тыс.тонн бумаги в год, целлюлозный завод с тремя варочными котлами мощностью в 27 тонн целлюлозы, шесть дефибреров, шесть турбогенераторов, остались не введенными три дефибрера и незавершенным сооружение лесной биржи.
Кондопожская ГЭС стала мощной энергетической базой для индустриализации Карелии, строительство бумфабрики обеспечило возможность использования лесных богатств края. В Карелии осваивалась совершенно новая бумажная промышленность. Строительство Кондопожского индустриального узла и становление бумажной промышленности проходили в очень тяжелых условиях. Нехватка финансирования, механизации, грамотных кадров сдерживали ход строительства. Ход работ «Кондостроя» и развитие отрасли во многом были стихийными, зависимыми от тех лимитов и финансовых средств, которые выделялись союз-ными Наркоматами. Штурмовщина и авралы процветали. Внутрисменные простои, перебои с сырьем были характерны в довоенный период для развития отрасли. Однако, несмотря на эти и другие трудности, поставленные в 20-х гг. цели, в основном были достигнуты. Окончательному завершению строительства в Кондопоге помешала Великая Отечественная Война.

* * *


Когда 28 июня 1944 г. советские солдаты ворвались в Кондопогу, они запечатлели руины целлюлозно-бумажного комбината, бьющие вверх водяные струи обезображенного взрывом водопровода, голые стены бумфабрики, выведенный из строя варочный корпус целлюлозного завода и здание древесно-массного завода. Стены комбината были разрушены, фундаменты оборудования взорваны. На месте прежних цехов сплошные груды битого кирпича и искореженной арматуры. Теперь канал был безводным, безжизненным и представлял собой широкую и глубокую траншею с пологими бетонированными боками и большими трещинами. На месте моста лишь подгнившие культяпки бревенчатых свай. На гидроэлектрической станции были взорваны головное сооружение, подъемный механизм и другое. Размывало косогор, разделявший отводящий канал от водосброса. Из восьмидесяти выстроенных комбинатом жилых домов, сохранились кое-как лишь восемнадцать деревянных и два каменных дома, названных в последствии " Сталинградом" и "Севастополем" за стойкость. Убытки исчислялись в 131 млн. рублей.
Строительной программы на 1945 г. комбинат не имел. Прежде чем начать восстановление, необходимо было расчистить завалы. Разборка разрушенных зданий и очистка территории комбината производилась исключительно Управлением лагеря военнопленных № 212 НКВД. Стоимость рабочего дня в среднем расценивалась в 7,79 руб. Всего было выполнено работ на сумму 164 тыс. 189 руб. 60 коп. Выплата по счетам лагерю в размере 33 % составила 57 тыс. 466 руб. 13 коп.43 Необходимо было восстановить железнодорожный мост через Кондопожский канал. Эти работы выполнялись воинской частью № 25221 и УВВР-11 через Сегежский комбинат. Мост построили на старом железобетонном основании. Полностью он был закончен 25 января 1945 г. Сегежскому комбинату было уплачено 47,757 руб.
В июле 1946 г. Верховный Совет КФССР утвердил пятилетний план, основные задачи которого заключались в том, чтобы не только восстановить, но и превзойти довоенный уровень на-родного хозяйства края. Тем самым в планы послевоенного вос-становления и развития вновь закладывался быстрый рост тем-пов в промышленности, строительстве и транспорте - своего рода продолжение индустриальной гонки 30-х гг. Основу экономической политики определял старый курс на форсированное развитие тяжелой промышленности за счет и в ущерб производству потребительских товаров и сельского хозяйства. За пятилетие объем промышленного производства в республике намечалось увеличить более чем в четыре раза. Особое внимание уделялось развитию отраслей связанных с эксплуатацией лесосырьевых ресурсов. Осуществляя закон о пятилетнем плане восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг., рабочим Кондопоги предстояло восстановить кроме ЦБК, Кондопожскую ГЭС, пегматитовый завод, завершить прерванные войной работы на строительстве Пальеозерской ГЭС, пустить в эксплуатацию кирпичный завод, хлебозавод, механизировать лесопункты45. Но основное внимание было, безусловно, обращено на восстановление целлюлозно-бумажного комбината.
Восстанавливать народное хозяйство республики помогала фактически вся страна. Из Москвы, Ленинграда, Прибалтики, Белоруссии, с Урала Карелия получала не только все необходимое оборудование, топливо, сырье и материалы, но и кадры рабочих, инженерно технических работников, в которых так остро нуждалась республика в последние годы. Только ленинградцы за первые два с половиной года пятилетки поставили предприятиям Карелии более 300 видов и марок станков, приборов и т. д.
В апреле 1946 г. министр Целлюлозно-Бумажной промышленности СССР - Г. Орлов распорядился о неотложных мерах помощи для разворота подготовительных работ по восстановленгию Кондопожского ЦБК. Директор Сегежского комбината - Перепелкин должен был передать Кондопожскому комбинату 25 лошадей с упряжью и отгрузить 1000 кубометров пиломатериалов. Начальник Главбумлестопа В. Т. Доронин - два вагона фанеры.Директор Кексгольмского целлюлозного завода - В. М. Киселев в апреле - одну лесораму. Начальник Главбумснаба Нейштадт обязывался обеспечить отгрузку семи автомашин с Миасского заводада, десяти грузовых машин с прицепами, материалы, двух тонн отработанного бракованного сукна. Бригаду для составления графика восстановительных работ и расценок на строительство должен был командировать директор Гипробума – Н.И. Юшков. Начальнику отдела рабочих кадров и зарплаты – Н.К. Лиховидову предписывалось направить в Кондопогу две тысячи рабочих. В восстановлении целлюлозно-бумажного комбината и электростанции в Кондопоге и на других предприятиях республики активное участие приняли ленинградские инженеры-техники и квалифицированные рабочие.
Восстановление началось в 1946 г. С этой целью было обра-зовано Кондопожское строительно-монтажное управление № 1 треста Севзаппромстрой. Генеральным подрядчиком по восста-новлению комбината и города с 1946 г. по февраль 1948 г. был трест Союзпроммонтажа и Севзаппромстроя министерства стро-ительства предприятий тяжелой индустрии. Монтаж паросилового хозяйства был поручен Ленпромэнергомонтажу министерства электростанции. С февраля 1948 г. производство восстановительных работ было возложено на трест Союзпромбуммонтаж Минлеспрома.
В 1946 г. необходимо было восстановить комбинат в объеме довоенной мощности. Генсмета на восстановительные работы отсутствовала. Размеры необходимых затрат не были выяснены до июля 1946 г. По расчетам Гипробума на восстановление комбината в пределах довоенной мощности требовалось: 8 млн. 950 тыс. руб. На восстановление комбината с модернизацией и техническим усовершенствованием необходим был 131 млн. 241 тыс. руб. При этом восстановление ЦБК было вне государственного плана финансирования в 1946 г., в результате оно встречало много серьезных препятствий в денежных вопросах и материальном снабжении.
Одной из важнейших задач поставленных на 1946 г. была реэвакуация оборудования. Еще в 1941 г. ЦБК удалось вывезти основное бумагоделательное оборудование и гидрогенераторы ГЭС. Третья буммашина была доставлена на Чепецкий ЦБК в Кировской области, где она так и пролежала в бездействии все военные годы. Еще одним городом, принявшим кондопожское оборудование, стал Красноярск. 9 марта 1946 г. по приказу Народного комиссара целлюлозно-бумажной промышленности СССР, сто человек рабочих такелажников должны были выехать на Чепецкую эвакобазу. Рабочих обеспечили рабочей одеждой, постельными принадлежностями и питанием. Реэвакуация оборудования была поручена Я. П. Окушкову. Отправку машин возглавил В. Ф. Баклагин. Оборудование должны были отослать в шестидесяти вагонах в марте, в ста в апреле и в сорока в мае. Чепецкая эвакобаза успешно выполнила план отгрузки оборудования, при этом не было случаев поломки и порчи. Составы с буммашинами прибывали на станцию Кивач. Разгрузочная площадка растягивалась, иногда, на несколько километров в сторону станции Шуйской, составам не хватало места. На разгрузке трудилось почти все трудоспособное население города.
После реэвакуации оборудования началось восстановление ЦБК. Вслед за строителями шли монтажники. Необходимо было ; вновь смонтировать и наладить буммашины. Однако на тот период времени, как когда-то во времена «Кондостроя», на строительстве совсем не было инструментов. Рабочим приходилось решать все проблемы своими силами. Часть инструментов, гаечных ключей, крепежа оброненных слесарями-ремонтниками до войны, приходилось доставать из бассейнов с древесной массой. Плохо было и с внутризаводским транспортом. Пока в одном из тупиков комбината не был обнаружен паровоз, людям приходилось вручную толкать узкоколейные платформы с грузом и т. д. При сборке первой буммашины обнаружилось, что в ней много неисправностей. Заводы, которые могли изготовить необходимое оборудование, не имели возможности выполнить заказ раньше 1948 г. Это препятствие могло значительно замедлить ход монтажных работ. Нависла угроза срыва сроков монтажа. Рабочие и инженерно технические работники своими силами отремонтировали поврежденные и изготовили некоторые отсутствующие детали. Активную помощь кондопожцам оказали, прибывшие из Ленинграда рабочие и специалисты. Они изготовили отливки больших размеров и некоторые детали буммашин, помогли в восстановлении котлов, точной электроаппаратуры и другого оборудовани. Десятки людей, забыв об отдыхе и сне, работали над устранением выявленных дефектов в труднейших условиях. Трудовой героизм, рост инициативы и активности масс сыграл особую роль в экономическом возрождении Кондопоги, республики и страны. С первых дней после окончания войны развернулось социалистическое соревнование за выполнение пятилетки в четыре года. На предприятиях республики получили поддержку почины передовых коллективов и новаторов производства. В каждой отрасли, на каждом предприятии были свои передовики и новаторы. В 1946 г. около 200 комсомольско-молодежных бригад включились в движение за овладение новыми машинами и механизмами. В 1947 г. коллективы строителей и монтажников Кондопожского ЦБК взяли на себя обязательство выполнить задание пятилетнего плана досрочно, к 30-летию Великого Октября.
Перед коллективом работающих на 1947 г. стояли задачи восстановить первый поток буммашины и дать первую бумагу. А также пустить в работу ГЭС и линию электропередачи Кондопога-Петрозаводск.
В 1947 г. большим тормозом в работе по восстановлению комбината был недостаток электроэнергии. На Кондопожской ГЭС шли восстановительные работы, ремонтировали водопроводящий канал, напорный бассейн, здание ГЭС, строилась Пальеозерская ГЭС. Велись работы по восстановлению линии электропередачи Кондопога-Петрозаводск. К ноябрю 1947 г. оборудование для Кон-допожской ГЭС поступило, начался монтаж. 4 мая 1947 г. состо-ялся пробный пуск первой турбины. Результаты даны были хорошие, турбину приняли в эксплуатацию. 29 июня 1947 г., в день третьей годовщины освобождения Петрозаводска и Кондопоги от фашистских захватчиков, Кондопога получила электроэнергию. 6 сентября в эксплуатацию была сдана линия электропередачи Кондопога - Петрозаводск.
У строителей и монтажников ЦБК дела шли с некоторым отставанием. Отсутствовало штатное конструкторское бюро, необходимо было восстанавливать чертежи, которые были рас-теряны при эвакуации и реэвакуации. Планы капитальных вло-жений и строительно-монтажных работ были не выполнены. Основной причиной этого была недостаточная механизация работ, плохая организация труда. Из 813 рабочих-строителей нормы выполняли только 323 человека62. Помимо этого в августе 1947 г. совершенно неожиданно центральным руководством были отозваны все рабочие. Отзыв рабочих совпал с периодом форсирования работ по пуску первого бумажного потока, и об отказе от этих кадров не могло быть и речи. С другой стороны все более обострялось финансовое состояние, которое было разряжено только в январе 1948 г. В итоге Главзапбумпром предоставил на подготовку к пуску всего 250 человек, ни общий разворот работ, ни, конечно, пуск первой буммашины и обеспечение ее кадрамиучтены не были.
Наконец, 21 декабря 1947 г. Кондопожская городская газета «Новая Кондопога» известила население города и республики осостоявшемся в ночь с 19 на 20 декабря 1947 г. пуске первой буммашины. В ночной смене старшего мастера Д.И. Ляшева первая буммашина Кондопожского ЦБК после 78 месячного перерыва выдала бумагу, и комбинат вступил в число действующих предприятий страны. В последние предпусковые дни многие бригады сутками не отходили от машины. Прежде чем получить бумагу пришлось смонтировать до 5000 тысяч тонн сложнейшего технического оборудования, установить свыше 150 моторов, протянуть 220 км. кабеля и электропроводов и т. д. Не хватало рабочих кадров. Вместо планового среднесписочного состава в 664 человека фактически на предприятии трудились 541 человек.
Итак, к концу 1947 г. при весьма напряженных условиях ГЭС и первая буммашина были пущены в работу.
1948 г. явился первым годом производственной деятельности частично восстановленного комбината. Первая буммашина подлежала освоению. К тому времени она была еще не доделана (отсутствовали сушильные цилиндры, требовалась замена шести валиков сеточной части и т. д.). Предстояло решить сложную задачу выполнения производственного плана в неблагоприятных условиях технологического порядка, при отсутствии основного запаса сырья, необеспеченности опытными кадрами, несвоевременном финансировании65. На протяжении 1948 г. снабжение основными материалами для производства бумаги проходило весьма напряженно и несвоевременно. Большие перебои были с целлюлозой и вспомогательными материалами. Поставка оборудования производилась в недостаточном количестве с большим опозданием. Вялость темпов работ систематически снижала результаты строительства. Не была осуществлена подготовка к ведению работ в зимних условиях.
Неблагоприятно обстояло дело и с энергетикой. На ТЭС было всего два паровых котла и одна рубильная машина, в результате она с трудом справлялась с обеспечением машин паром. Но,не смотря на многочисленные трудности, благодаря перевыполнению монтажных работ, энтузиазму людей была введена в эксплуатацию вторая буммашина. Это позволило выполнить годовой план на 1948 г., уже к 16 июля, всего же за 1948 г. производственная программа была выполнена на 240,9%: При плане 69,4 тонн бумаги и фактически было выработано 167,19 тонн. В 1948 г. за работу комбинату были присуждены три премии по всесоюзному соревнованию.
В 1949 г. выпуск бумаги по комбинату возрос на 86% в сравнении с 1948 г. Выработка продукции возрастала в 1949 г. из квартала в квартал. Поступало импортное оборудование следующих фирм: Германии - «Саксенверке» (трансформаторы); Финляндии «Кархула» (насосы), АО «Феррария» из Лаймаа, объединение «Энсо Гутцейт Люпсюниеми» (холодильное оборудование)(69), объединение «Сотева» (турбонасосы), а также «Темпола Тампере» и «Стремберг» (электромоторы); Чехословакии - объединение «Моравские электротехнические заводы» (электромоторы), «Колбен - Данек » (трансформаторы). Англии - «Ньюман» (взры-вобезопасные моторы), «Дж. Уейр» (насосы). Оборудование из Германии и Финляндии поставляло объединение техпромимпорта также объединения «Машиноимпорт» и «Станкоимпорт». Германское оборудование везли через Латвийскую контору ГЭС.
Все цеха, бригады и участки участвовали в социалистичес-ком соревновании. В цехах комбината вывешивались показатели работ выполнения норм выработки, обязательства по цехам, бригадам и отдельным рабочим, а также показателя зарплат. Ежемесячно на общекомбинатской конференции активно обсуждались итоги работы за месяц, квартал и периоды на которые брались обязательства. Ежемесячно проводились цеховые собрания. Лучшие люди показывались на Доске почета комбината, заносились на республиканскую Доску почета и Книгу почета.
В 1950 г. коллектив ЦБК трудился над выполнением Госплана. Были введены в действие: буммашина № 3, котел № 5 с химводоочисткой и углеподачей, турбина мощностью 4000 квт., два дефибрера и т.д., благодаря чему, прирост продукции составил 14,3%. Однако можно сказать, что запланированный ввод в эксплуатацию новых производственных мощностей, был несвоевременным. Упор, в начале 1950 г., на строительство третьей буммашины был недостаточно обоснованным. В годовых отчетах постоянно встречаются жалобы руководства ЦБК на исключительно некачественное оборудование второй буммашины, изготовленное и установленное заводом имени второй пятилетки (Монтажом второй буммашины занимался Харьковский элект-ромеханический завод Министерства электропромышленности СССР, на работу которого также постоянно со всех сторон «сыпались» жалобы.) Так вот вместо того чтобы устранить недоделки и дефекты монтажа машины № 2, все внимание было отвлечено на строительство третей. В результате этого огромные средства были отвлечены от восстановления комбината. На производстве, и особенно на второй машине, постоянно возникали различные неполадки, ряд необходимых деталей и узлов на действующих машинах отсутствовал, часть оборудования в цехах, древесно-массном заводе не отвечала требованиям. Отдельные недостатки обнаруживались несвоевременно, а причины устранялись медленно. Не был пущен в работу целлюлозный завод, т.к. оборудование и арматура не поступили вовремя, поэтому не вырабатывалась целлюлоза. Не хватало электроэнергии. Недостаточным был опыт сменных мастеров. Квалификация рабочих ведущих профессий была низкой.
Однако, подводя итог первой послевоенной пятилетки, можно сказать, что, не смотря на трудности разрухи: отсутствие жилья, недостаток материалов и оборудования, коллектив строителей и эксплуатационников в рекордно короткий срок восстановил Кондопожскую ГЭС, линию электропередач Кондопога-Петрозаводск, первую очередь комбината и с января 1948 г. Кондопожский ЦБК включился в число действующих предприятий. Были введены первая и вторая буммашины, четыре дефибрера и два паросиловых котла. Комбинат трижды выходил победителем во всесоюзном социалистическом соревновании. Несмотря на то, что в 1950 г. план выработки не был выполнен, пятилетний план все же удалось выполнить за четыре года, благодаря досрочному пуску первой и второй буммашин. Разрушенное в годы войны целлюлозно-бумажное предприятие, было практически полностью восстановлено, а его производственная мощность была значительно расширена.
В целом по республике выпуск бумаги в 1950 г. превысил довоенный уровень в 2.5 раза, целлюлозы в 2 раза, бумажных мешков в 3,5. Целлюлозно-бумажная промышленность уже в 1951 г. производила свыше 22% всей промышленной продукции вырабатываемой в Республике.
* * *

5-14 октября 1952 г. состоялся XIX съезд партии, он подвел итоги деятельности более чем за 13 лет, утвердил директивы по пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 гг. Директивы по развитию народного хозяйства предусматривали pocт промышленного производства СССР примерно на 70%, увеличение капвложений в промышленность в два раза в сравнении с предыдущей пятилеткой. Новый пятилетний план предусматривал крутой подъем всех отраслей экономики Карелии. В этом же году был разработан технический проект реконструкции и расширения Кондопожского комбината с доведением его мощности до 174 тыс. тонн бумаги в год, против прежней проектной мощности, равной 76 тыс. тонн, и фактической выработкой 51-55 тыс. тонн и год. В 50-е гг. в стране вырабатывалось не достаточно много газетной бумаги - 300-380 тыс. тонн в год. Бумаги не хватало. Необходимо было строительство новых мощностей.
Из года в год руководство страны и республики ставили перед Кондопожским ЦБК все новые и новые цели, повышая нормы выработки, не считаясь с реальным положением на производстве, отсутствием грамотных специалистов, состоянием оборудования. Необходимо учитывать, что установленное оборудование, было уже устаревшим и не позволяло угнаться за планами. Одна часть оборудования была предельно изношена т. к. была куплена еще в 20-е годы XX в., и перенесла эвакуацию, где хранилась частенько и под открытым небом, а затем была вновь установлена и отработала еще какое-то время. Другая часть была постоянно перегружена, что не позволяло своевременно производить ремонты и опять же это вело к быстрому износу. На уже установленном оборудовании не хватало ряда важных деталей. Однако с 1950-55 гг. ЦБК провел очень большую работу: наращивались мощности буммашин, увеличивался выпуск бумаги, шла постоянная борьба за улучшение качества продукции. Так в 1951 г. и действие были введены - первая очередь целлюлозного завода, турбина на 3600 квт, паровой котел № 6 и два дефибрера75. В 1952 г. были капитально отремонтированы дефибреры ДМЗ, полностью проведена реконструкция очистного отдела ДМЗ. На буммашинах № 2 и 3 были проведены мероприятия, значительно улучшившие их состояние. Проведена реконструкция части узлов. В 1954 г. в древесно-массном заводе были заменены два старых дефибрера «Фюльнер», на более совершенные «Фойт», а также проведен ряд мероприятий по устранению недостатков на целлюлозном заводе.
В 1955 г. выпуск продукции целлюлозно-бумажных предприятий Карелии превысил уровень 1950 г. по бумаге на 59%, целлюлозе на 91%. За годы пятой пятилетки на расширение производственных мощностей, жилищное, культурно-бытовое строительство целлюлозно-бумажных предприятий в республике израсходовано 145 млн. руб., в том числе строительство второй очереди Кондопожского ЦБК-77,2 млн. руб., Сегежского - 41 млн. руб. Основные промышленно производственные фонды предприятий превысили уровень 1940 г. почти в 5 раз. Производство бумаги в 1955г. по сравнению с 1940 г. увеличилось в 4 раза, бумажных мешков в 6,3 раза, пиломатериалов в 1,5 раза, вывозка древесины в 2.4, производство электроэнергии в 5 раз. Однако наряду с достижениями имелись серьезные нерешенные проблемы. Медленно осваивались производственные мощности, не было преодолено отставание капитального строительства. Устаревший хозяйственный механизм обуславливал невосприимчивость экономики к техническому прогрессу, сковывал инициативу предприятий.
В 1955 г. на должность директора ЦБК пришел В. М. Холопов. Являющийся на сегодняшний день почетным гражданином Кондопоги, героем социалистического труда, человеком - легендой. Почти 27 лет, до начала 1982 г. В. М. Холопов был директором Кондопожского ЦБК. За это время предприятие прошло шесть этапов своего расширения. Кондопожский комбинат стал самым крупным предприятием по производству бумаги в нашей стране и Европе. За первые пять лет руководства ЦБК 1955-59 гг. на комбинате была проделана огромная работа, позволившая провести дальнейшее расширение предприятия в 60 -70-х гг. За четыре года, которые комбинат проработал только на старых машинах, производство бумаги значительно увеличилось. Достигнутая в 1959 г. выработка уже превышала проектный уровень, установленный для действующих машин80. Был увеличен выпуск бумаги, целлюлозы, древесной массы, открылся новый цех по производству древесноволокнистых плит, производились рабо-ты по механизации и усовершенствованию строительству лесной биржи, постепенно вводились новые более совершенные агрегаты на ДМЗ, строилась новая ТЭЦ.
Таким образом, становление целлюлозно-бумажной промышленности в Карелии проходило дважды. Зародившись в 20-е гг., пройдя сложный путь становления, при нехватке финансирования, механизации, грамотных кадров, сильнейшем перенапряжении людских сил в Кондопоге был создан индустриальный промышленный центр, состоящий из гидроэлектростанции, бумажной и целлюлозной фабрик. Кондопожская ГЭС стала мощной энергетической базой для индустриализации Карелии, строительство бумфабрики обеспечило возможность использования лесных богатств края: Но все эти достижения были практически сведены на нет, разразившейся войной. Война нанесла сильнейший урон экономике страны. С освобождением Кондопоги перед трудящимися встала задача восстановления разрушенного войной хозяйства. ЦБК и город приходилось восстанавливать практически с нуля. И вновь перед людьми вставали те же проблемы, что и в 20-30-х гг. Если сравнить эти две эпохи - строительство в 20-х, и послевоенное восстановление, мы практически не увидим разницы. Кондостроевцы столкнулись с нехваткой самых элементарных инструментов и механизмов, очень тяжелую и, казалось бы, непосильную работу приходилось выполнять вручную. Поэтому даже спустя много лет, бывшие строители не забыли о первом появившемся на стройке экскаваторе, который хотя и был очень несовершенным, все же облегчал труд простого рабочего. И самый обыкновенный паровоз, был для людей именно паровозиком, к которому они относились с любовью и даже придумали ему прозвище - «Митька». Так и после войны - недостаточное финансирование, нехватка инструментов, опыта, тяжелые жилищно-бытовые условия. Одними из самых ярких воспоминаний восстановления было обнаружение среди развалин комбината паровоза, и поиск инструментов в бассейнах с загнившей за годы войны древесной массой. И в 20-х и в 40-х гг. люди, прибывшие на стройку, в большинстве своем не имели необходимых знаний и осваивали новые профессии прямо на рабочем месте. Разница лишь в том, что до войны нужно было осваивать совершенно новую отрасль промышленности, которой никогда не было в Карелии, а после войны многие специалисты бумажники и энергетики, изучившие все тонкости своей профессии, имевшие необ-ходимый опыт и знания не вернулись домой с фронтов. Восстанавливать Кондопогу, приходилось опять же не специалистам, а опыт приобретать методом проб и ошибок. Быт строителей, бумажников, а затем и восстановителей Кондопоги был совершенно не устроенным. Люди жили в бараках, без самых элементарных удобств. Однако, приложив титанические усилия, цель была достигнута. Город и его главное предприятие возродились, несмотря ни на какие трудности. Строители, бумажники, энергетики работали, не щадя своих сил, во имя одной цели - строительство счастливого будущего. Люди искренне верили, что их дети и внуки будут жить в мире и никогда не испытают тех трудностейи лишений которые выпали на их долю. Уже к началу 50-х гг. восстановление комбината в довоенной мощности было закончено. А затем начался период освоения производства, увеличения выработки, гонки за выполнением планов, улучшение качества продукции, модернизации устаревшего оборудования. Стабильной работы, выполнения норм коллективу ЦБК удалось добиться только к середине 50-х гг. Во второй половине 50-х гг. на ЦБК была проведена большая подготовительная работа, способствующая расширению производства и увеличению выпуска продук-ции. А дальше уже пошли другие задачи: расширение ЦБК - строительство пятой, шестой и т.д. буммашин. Кондопожский ЦБК стал самым крупным предприятием на всем Северо-западе, и в сложные 90-е гг., когда большая часть отечественных предприятий не выстояла и закрылась, не сумев перестроится к новым рыночным отношениям, Кондопожский ЦБК не только не прекратил своей работы, но и продолжил дальнейшее расширение, пустив в работу уже десятую по счету буммашину.
* * *

Курс, взятый на создание целлюлозно-бумажного производства, требовал увеличения рабочих рук. Однако в слабо населенной сельской Карелии формирование промышленных кадров строителей и бумажников успешно могло вестись лишь за счет широкомасштабной вербовки из соседних областей. Руководство республики, пытаясь решить кадровые вопросы с учетом национальных особенностей края, серьезную ставку делало на привлечение квалифицированных рабочих и из-за рубежа85. После создания в строительной организации «Кондострой» в Кондопогу начали прибывать рабочие не только из Карелии и союзных республик, но и эмигранты из Финляндии, а также группы североамериканских финнов. Одним из важнейших путей пополнения ; рабочих кадров с середины 1920-х гг. стал набор сезонных рабочих. Рабочих нанимала Ленинградская контора строительства. Прежде чем записать, всех их ставили в известность об условиях найма или через своих выборных (представителей артелей), которые подавали списки всех желающих наняться на работы, или же с этими условиями ознакомляли каждого записывающегося индивидуально. В день отправки всем еще раз зачитывали условия найма и брали расписку, которую затем отправляли на строительство одновременно с партией. Записывающиеся не давали никаких обязательств и ничем не рисковали. Если затем почему-либо они отказывались от поездки, то никто не считал нужным поставить в известность нанимателей. В результате до последнего момента нельзя было учесть, сколько рабочих соберется. А от этого зависело, какое количество вагонов необходимо заказать для посадки людей. По словам рабочих, большинство отказывалось от поездки на стройку из-за крайне низких ставок и расценок работ.
Средняя зарплата рабочего за день колебалась от 2 руб. 20 коп., до 3 руб., а административно-технических, конторских служащих - 3 руб. 44 коп. Ставка низшего разряда составляла 13 руб. 50 коп., высшего 18 руб. Таким образом, в месяц рабочие в среднем получали около 53 руб., а служащие около 106, т.е. в два раза больше89. Дождь не освобождал рабочих от обязанности своевременно, по гудку выходить на работу. Невыход на работу в этом случае рассматривался как прогул и оплате не подлежал. Ежедневно заведующий метеорологической станции производил замер суточного количества осадков. При выпадении осадков количестве от 4-8 мм в сутки строительство доплачивало рабочим сумму равную половине дневного заработка. При количестве осадков превышающем 8 мм, платили двойную зарплату. Каждый рабочий день начинался с гудка, который давали за час до начала каждой смены, позже был введен дополнительный гудок - за 15 минут до начала работ. Придя на рабочее место, рабочий обязательно должен был отметиться у табельщика или десятника, в противном случае оплата за этот день не производилась.
Формирование кадров бумажников проходило в сложных , условиях. Перед людьми встала задача освоения совершенно нового производства, без необходимых знаний и опыта. Кадры промышленных рабочих бумажной отрасли в Кондопоге были очень неоднородны. Рядом бок о бок трудились и полуграмотные вчерашние крестьяне из окружающих деревень, и приезжие сезонные рабочие, и эмигранты из-за рубежа. Кондострой по замыслам руководства Карелии должен был стать одним из центров формирования карельского пролетариата, национальных кадров, поэтому на Кондопожскую бумажную фабрику вербовали карел, вепсов, финнов, а потом уже русских и всех остальных. На фабрике проводили ярко выраженную национальную политику.
На Кондострое сформировались кадры строителей разных специальностей, бумажников, энергетиков. Многие строители с пуском бумфабрики стали ее постоянными рабочими. Была выработана система подготовки кадров и повышения квалифи-кации рабочих: в 1925 г. на Кондострое были созданы профтехнические курсы, рабочих отправляли обучаться на родственные предприятия, в ФЗУ, с 1929 г. при кондопожской бумфабрике открылась своя школа ФЗУ. Но основная масса производственных кадров готовилась непосредственно на предприятии путем бригадного и индивидуального ученичества, прикреплением новичков к грамотным специалистам.
Однако предприятие в своем развитии было отброшено на-зад в результате сталинских репрессий 1937-1938 гг., когда зна-чительная часть квалифицированных специалистов погибла в лагерях, а другая напуганная происходящим покинула Кондопогу. Основную часть репрессированных составили финны. Прибывшие на ЦБК новые рабочие, в большинстве своем не имели представления о бумажной промышленности. Необходимо было снова учить и учиться. Но этому процессу помешала война.
После войны в Карелии пришлось заново создавать целлюлозно-бумажную отрасль и кадры бумажников. В восстановле-нии комбината в Кондопоге участвовали самые разные люди, и бывшие работники ЦБК, и приезжие из Ленинграда и родствен-ных предприятий строители и бумажники. Отрасли не хватало рабочих рук, инженеров, служащих, людей со специальным образованием и опытом работы. Значительной была роль практиков, самых грамотных специалистов послевоенного времени.
Рассмотрим подробнее руководящий состав ЦБК в 1950 г. Директором бумажного комбината был Михаил Васильевич Каджев, 1903 г. рождения. Он закончил семь классов средней школы. Сведений об обучении в другом учебном заведении в документах нет, имел специальность машиниста паровых машин. С марта 1929 г. был членом ВКП(б). С 1946 г. работал в лесобумажной промышленности, а с июля 1949 г. был назначен на должность директора Кондопожского ЦБК. Михаил Васильевич был участником войны и имел награды: Орден Отечественной войны - I степени, Орден отечественной войны - II степени, Медаль за оборону Ленинграда, за победу над Германией и знак почета.
Главный инженер - Алексей Давыдович Абрамович, 1910 года рождения. В 1932 г. закончил Ленинградский химико-технологический институт, по специальности инженер-технолог. С 1932 г. работал в лесобумажной отрасли, а с 1948 г. работал на Кондопожском ЦБК. С апреля 1944 г. входил в партию. Участвовал в обороне Ленинграда, за что был награжден медалью.
Зам. директора по коммерческой части - Алексей Александрович Ермаков, 1902 года рождения. Закончил только I курс Ленинградского Автодорожного института, в 1933 г. В партии не вступал. Имел медаль за доблестный труд в Отечественной войне 1941- 45 гг. Зав. производством - Геннадий Петрович Сторожев, 1919 года рождения. С 1942 г. член ВКП(б). В 1948 г. закончил Ленинградскую лесотехническую Академию им. С. М. Кирова, по специальности инженер-технолог. Участвовал в войне, был награжден орденом Красной звезды. Инженер по технике безопасности - Таисия Петровна Лосева, 1923 года рождения. В партию не вступала. В 1950 г. окончила Ленинградский технологический институт имени Молотова. По специальности инженер-механик. Инспектор по специальной работе - Евдокия Ефимовна Трофимова, 1909 года рождения. Была членом ВКП(б). Закончила семь классов средней школы. Имела медаль за доблестный труд в Отечественной войне 1941- 45 гг.
Итак, из шести человек входивших в управление ЦБК, двое воевали на фронтах, пятеро имели медали. У троих - высшее образование. Директор ЦБК, был практиком.
На 1950 г. практически каждый второй человек, входящий в состав коллектива бумажников был награжден медалями за участие в войне или за доблестный труд в годы войны. А также достаточно большое число людей трудившихся на предприятии относились к числу судимых, членов семей «врагов народа» и бывших военнопленных. Не менее интересно, что многие из них занимали инженерно технические или руководящие должности на ЦБК. Приведем примеры: начальник ЛТО - Василий Григорьевич Гашев, 1912 г. рождения, имел шесть классов образования, был судим в 1937 г. на 10 лет «по указу». Имел медаль за доблестный труд в войне. Инженер технолог ОКСа - Карл Карлович Криналь, 1893 года рождения, был судим в 1930 г. Старший бухгалтер ОКСа - Любовь Матвеевна Мудрова, 1914 г. рождения, привлекалась в 1935 г. В отделе снабжения работала Мария Дмитриевна Винникова, 1904 г. рождения из семьи «врагов народа». Юрисконсульт комбината - Натан Владимирович Шкурник -1895 года рождения, был судим в 1942 г. Экспедитор - Евгения Петровна Федоркова, 1924 г. рождения, проходила по 109 статье, была осуждена на три года лишения свободы и т. д. В архивных документах за 1952 г. приводится следующая формулировка: «На Кондопожском ЦБК длительное время нарушался принцип большевистского подбора кадров по политическим и долевым признакам. Имелись серьезные ошибки. Длительное время на руководящих должностях работают лица, не внушаю-щие политического доверия и скомпрометировавшие себя на прежней работе». Эта фраза в точности будет приведена и в документации 1953 г. Не трудно догадаться, что кандидаты на увольнение, а возможно и не только на увольнение, по этому признаку многие из тех о ком говорилось выше (судимые, враги народа, бывшие военнопленные и т.д.) Но здесь встречаются и новые фамилии и обвинения: «Власовцами» являлись зам. начальника ДМЗ - Бурачевский, мастер по электрочасти бумцеха - Осмоловский, инженер конструктор - Мяновский. Часто встречаются люди, осужденные по 58 статье. Например: начальник РСО - Быковский. Начальник цеха ОКС - Мочульский был в плену с 1942-45 гг. Эти люди, многие из которых, имели большой практический опыт и стаж работы на комбинате, назывались в отчетах «неполноценными работниками». Изучив эти материалы можно сказать, что в послевоенные годы на ЦБК работало очень большое число людей проходивших ранее по различным обвинениям и статьям, относящихся к семьям «врагов народа» и «власовцам», вернувшихся из плена и т.д. Возникает вопрос, почему вдруг в 1950 г. в документации предприятия появляются подобные сведения на работников комбината, а позже они уже дополняются угрожающими формулировками? Если учесть, что до 1956 г. ЦБК ни разу не выполнял план по выпуску бумаги, и ввод новых мощностей часто задерживался, то можно сделать предположение о том, что готовился очередной виток репрессий. Необходимо было найти людей, на которых можно было бы переложить всю полноту ответственности за срыв планов руководства. Тем более что это было уже не ново, и методика создания дел о всевозможных заговорах, вредительствах и шпионаже была выработана и опробована. Не известно чем бы все это закончилось, если бы не смерть Сталина в 1953 г. В отчете за 1954 г. приведенные выше обвинения и формулировка относительно лиц «не внушающих доверия» еще встречаются, но в последующих отчетах, в связи с изменением общественно-политической ситуации, уже нет. Все эти «неполноценные работники» остались работать на своих местах. Отдел кадров объяснял «ошибки в подборе кадров» тем, что руководство комбината часто не "учитывало и не согласовывало назначения с партбюро и отделом кадров, а только ставило их перед фактом, когда приказ о назначении уже был подписан.
Как уже говорилось выше, в первые послевоенные годы очень важна была роль практиков, многие из которых занимали должности начальников. Например: начальник цеха ширпотреба И.Н. Ботвин – образование 4 класса, зам. начальника бумцеха - Д. И. Ляшев – 7 классов, также начальники ДМЗ, транспортного отдела, отдела сбыта, ТЭС, рейда, углеподачи, ЛТО были практиками, имели образование от 3-7 классов и стаж работы от 3-15 лет. Специалистов со специальным образованием не было. Замена ручных видов работ механизированными проходила очень медленно. Оборудование было старым, и не требовало каких-либо новых знании, поэтому люди освоившие технологию производства бумаги еще до войны, были на тот период времени самыми грамотными специалистами, пусть не имевшими специальных знаний и образования, зато имевшими опыт работы, что не менее важно. Однако постепенно, начиная уже с 1950 г., назначение людей на должности руководителей и инженеров, не имеющих специального образования, пошло на убыль. Каждый год на предприятие поступали новые специалисты, увеличивалось число ИТР с высшим образованием, молодых специалистов, и уменьшалось количество практиков.
В 1950 г. на ЦБК работало 1625 человек, категория рабо-чих - практиков - 61 человек - в основном это были мастера с образованием от 4-10 классов. На 1 января 1951 г. на ЦБК работало 60 практиков. В 1952 г. - 58. В 1956 г. - 49 человек. К началу 1960-х гг. число практиков по всему комбинату не превышало 24-27 человек.
Особо остро на производстве не хватало именно специалистов имеющих производственный стаж и опыт. То же самое было и с рабочими. Основная часть рабочих закончили РУ и ФЗО. Многие рабочие ведущих профессий имели недостаточные навыки в работе. В 1950 г. для работы на ЦБК из-за нехватки рабочих рук даже привлекался спецконтингент, примерно 150-175 человек.
В 1955 г. коллектив комбината имел в своем составе 2400 человек. В его состав входили кадровые рабочие трудившиеся на ЦБК до войны, немалой была прослойка из работников других предприятий бумажной промышленности, приехавших на восстановление Кондопоги. Число специалистов с высшим и средним образованием увеличилось в 1950-х гг., когда в Кондопогу стали прибывать специалисты из центральных районов страны. На комбинате велась политика способствующая привлечению сюда молодых специалистов, получавших по приезду в город жилье. Если в 1948 г. на предприятии было всего три человека с высшим образованием, то в 1955 г. число специалистов с высшим образованием увеличилось до 40 человек. В 1956 г. на инженерно -технических должностях работало 155 человек, из них 70 человек с высшим образованием, 36 человек молодых специалистов, остальные практики.
В результате уровень образования руководящих и инженерно-технических работников к середине 50-х гг. стал значительно выше. Текучесть кадров была не высокой, что способствовало созданию коллектива кадровых рабочих. К концу 50-х годов число практиков в отрасли значительно снизилось, их места заняли люди с высшим образованием, получившие за годы работы на предприятии необходимый опыт. Коллективу ЦБК удалось добиться стабильной работы и выполнения норм, увеличилось производство бумаги. Таким образом, к началу 60-х гг. на Кондопожском ЦБК были достигнуты значительные успехи, на производстве была осуществлена широкомасштабная подготовка для ведения работ по дальнейшему расширению предприятия, сформировался коллектив бумажников, овладевших своим делом, на предприятии увеличилась прослойка людей с высшим образованием. Все это позволило более решительно и в большем объеме заняться новым строительством в Кондопоге, установить новое более совершенное оборудование, требующее глубоких знаний, которое должно было дать предприятию возможность увеличивать выработку газетной бумаги не на тысячи, а на десятки тысяч тонн ежегодно.
Делая вывод в целом о создании кадров бумажников в Карелии, нужно отметить, что процесс формирования специалистов проходил дважды в 1920-30-х и 1946-50-х гг. Общим для первого и второго периода было то, что становление кадров рабочих оба раза проходило с нуля. В 20-х гг. причиной тому было создание новой отрасли в Карелии, специалистов в которой среди местного населения не было. А в 40-50-х гг. специалистов не было потому, что они погибли либо в ходе репрессий 1937-38 гг., либо на фронтах Великой отечественной войны. Похожими были методы работы, нередким был трудовой героизм, на предприятиях разво-рачивались соцсоревнования, движение ударников и стахановцев, с помощью которых решались назревшие проблемы, преодолевались кризисы. И в довоенный, и в послевоенный периоды одинаково велась подготовка кадров: через ФЗУ, бригадное и индивидуальное ученичество, прикрепление к грамотным специалистам новичков и т.д. ИТР постоянно повышали квалификацию, участвовали в обмене опытом между родственными предприятиями. В конце 50-х гг. для повышения деловой квалификации ИТР и руководящих кадров был организован экономический семинар, где читались лекции и доклады, к чтению которых привлекались: главный инженер - Абрамович, главный технолог - Григорьев, а также доценты Ленинградского технологического института им. Молотова т. Купер и т. Эйдлин. По распределению в Кондопогу приезжали молодые специалисты, занимавшие затем инженерные и руководящие должности, а также часть специалистов переводилась в Кондопогу с других бумажных комбинатов страны. Эта система позволила к концу 1950-х гг. решить проблему создания квалифицированных кадров бумажников.  
Template not found: /templates/Default/splitnewsnavigation.tpl

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.