Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 7 810 |

Церковь Успения в городе Кондопога. 1563 год Никольско Шуйский погост.


Вот уже более двух столетий отражается в зыбком зеркале Онего-озера устремленный в небо храм, облик которого навсегда остается в памяти каждого, кто видел его хотя бы мгновение. Неизвестные нам народные мастера сумели создать удивительное по эмоциональному воздействию архитектурное сооружение, точно соответствующее своему месту и своему времени.

История села Кондопоги, расположенного на древнем волоке между озерами Онего и Ниго, прослеживается еще с XVI века, когда оно становится значительным центром
края. Но расцвет села пришелся на XVIII век. В 1757 году были открыты богатые месторождения мрамора в Тивдии и на Белой Горе. Кондопога стала перевалочным пунктом, откуда мрамор доставляли на кораблях и посуху в Петербург, остро нуждавшийся тогда в отделочном камне. В то время количество домов в Кондопоге достигало восьмидесяти — число значительное для малодворных карельских деревень.
Немалую роль в развитии села сыграла и разработка залежей железной руды, которую перевозили отсюда на металлургические заводы Петровской слободы (ныне г. Петрозаводск). Продукция окрестных заводов — ядра и пушки — направлялись из Кондопоги в Петербург: правительство России требовало от северного края все больше оружия для войны с Турцией.

Все работы возлагались на плечи крестьян (например, к одному только заводу в Лижме было приписано до 2400 человек). Крестьянам не хватало ни сил, ни времени для работы в своем хозяйстве. И, как следствие, в народных массах нарастали недовольство, мятежные настроения. Участились побеги с заводов. Вся эта стихия неминуемо должна была вылиться в крестьянский бунт. Вторая половина XVIII века в России полна подобных драматических событий, достаточно вспомнить пугачевское восстание. Наверное, дух пугачевщины был жив и здесь.
Остров Кижи, расположенный в непосредственной близости от Кондопоги, стал центром народного восстания в Карелии в 1769 году. Среди восставших были русские, карелы, вепсы, одинаково угнетаемые царским самодержавием и выступившие плечом к плечу против общего врага. Восстание было жестоко подавлено. Но расправа с крестьянами не подавила общего подъема самосознания народа. Как считают ученые, эти события не могли не повлиять на архитектурный образ Успенской церкви, возведенной в Кондопоге в 1774 году. Свободолюбие северян, скорбь о погибших в Кижах земляках, вера в грядущие победы — быть может, такие мысли хотели передать своим потомкам создатели храма-обелиска?

После установления Советской власти в Кондопожской волости в 1918 году Успенская церковь стала пониматься уже не как культовый центр, а как памятник истории и культуры карельского народа. В 1927 году храм был реставрирован. В 1950-х годах Успенская церковь, при знанная памятником государственного значения, подробно
исследована и вновь реставрирована архитектором А. В. Ополовниковым.
Сейчас популярность храма давно перешагнула грани цы Карелии, и местные жители уже не удивляются толпам туристов и иноязычной речи возле Успенской церкви. По появилась в последние годы другая опасность — как уживутся рядом это произведение искусства и гигантские промышленные новостройки города Кондопоги: все 45 лет своей жизни город стремительно растет, возникают все новые заводские корпуса и трубы, новые жилые массивы. Изысканная красота может превратиться здесь в нелепую безделушку в сравнении с сооружениями иного масштаба и времени. Поэтому стало необходимым создание вокруг памятника охранной зоны и зоны регулирования застройки, которые обеспечат по крайней мере «мирное сосуществование» старой и новой архитектуры. А может, сама современная архитектура должна изменить здесь свой облик под воздействием народных традиций, сконцентрированных в церкви Успения?
Проблема не из простых, и от ее решения зависит будущее Кондопожской церкви.

Церковь Успения в городе Кондопога. 1563 год Никольско Шуйский погост.


Какой же он, храм Успения на берегу Чупа-губы? Писцовые книги Шуйского погоста гласят, что на этом месте стояли раньше одна или даже две предшественницы Успенской церкви. Неизвестно, как они выглядели, но последняя— достойная им замена. Высокий выразительный объем сооружения зрительно организует огромное окружающее пространство, придавая ему новый смысл, «очеловечивая» суровый ландшафт. Это единственная в прошлом высокая доминанта — главный аккорд в торжественной симфонии северной земли. Нетрудно заметить, что церковь служит своеобразным ориентиром, указывающим на человеческое жилье посреди многочисленных островов и заливов Онего.

Северное солнце имеет одну особенность — большую часть года оно висит над горизонтом, преподнося все окружающее в контрастных светотенях. И это отразилось в народной архитектуре: особое внимание зодчие всегда уделяли силуэту постройки, стараясь внести в него неповторимые черты. Графичность характерна и для Успенской церкви — ведь на больших расстояниях, когда не видны детали, только силуэт может назвать путнику имя поселения, а местному жителю — напомнить о родном доме.
В высотности Успенской церкви заключена ее основная идея, которую талантливые умельцы воплотили в реальность всеми имеющимися у них средствами художественного выражения.

Церковь по традиции поставили на самое высокое место на узком мысу, вдающемся в озеро. Главную вертикаль храма составили четверик, два яруса восьмериков с повалами, восьмигранный шатер безупречных пропорций и, на-конец, чешуйчатая главка с крестом. Все эти архитектурные элементы превращаются в грациозное сооружение благодаря великолепно найденному соотношению их между собой.

Церковь Успения в городе Кондопога. 1563 год Никольско Шуйский погост.


Скульптурно пластичен алтарь с восточной стороны церкви. Повторяя общий строй сооружения, он тоже стремится вверх, внося разнообразие в фасад изящными кривыми линиями бочкообразного завершения. Уникальны крыльца с обеих сторон Успенской церкви. Расположенные на выпущенных из степ мощных кронштейнах (конструктивное решение смело и убедительно), они значительно обогащают объемную структуру сооружения, создают своеобразную переходную ступень от открытого окружающего пространства к замкнутому, интерьеру церкви.

Декоративное убранство удивительно точно соответствует художественному образу церкви. Здесь нет затейливой резьбы и фантастического многоглавия, как в Кижах, но скупой и лаконичный декор производит огромное впечатление. Наибольшее сосредоточение его там, где человек непосредственно соприкасается с храмом,— возле крылец. Нельзя не заметить причелин и куриц над трапезной и дальше, вверху, лемех небольшой главки. Но, пожалуй, самое интересное среди декоративных деталей Успенской церкви — фронтонный пояс, расположенный между восьмериками. Его зубчатое очертание многократно повторяет острый силуэт шатра. И уже в последнюю очередь внимание обращается на наличники окошек, состоящие из сливной доски, поддерживаемой небольшими резными кронштейнами. Живописную асимметрию создает и само размещение окон на боковых фасадах памятника.

Все детали декора объединяет их рациональность — они не только украшения, по и конструктивные элементы: фронтонный пояс является водоотливом; воротнички главок, резьба на других деталях способствуют более быстрому удалению дождевой влаги; повал также препятствует проникновению воды в бревна сруба и служит основанием для полиц шатра.

Большой интерес представляет собой интерьер здания. Нельзя не поразиться сходству столбов, поддерживающих балки потолка и трапезной, с человеческими фигурами.
Крупные, перетянутые в трех местах резными жгутами балки напоминают людей с напряженными под тяжестью потолка мышцами тела и рук. Это явление имеет древнее происхождение: изображение женщины-богини с поднятыми вверх руками встречалось при археологических раскопках древних поселений славян-язычников; такой мотив часто присутствует и в старинных народных вышивках. Эти столбы задают тон всему интерьеру трапезной.
Подстать опорам и широкие, украшенные резными подзорами скамейки вдоль стен. Помещение самой церкви производит после трапезной иное впечатление. Главную роль здесь играют пятиярусный иконостас и расписной потолок. Форма иконостаса напоминает о господстве барокко в городах России XVIII века: отголоски этого стиля чувствуются в колоннах и карнизах, вьющихся виноградных лозах иконостаса. «Небо» состоит из центрального круга и шестнадцати треугольных икон с изображениями Христа в окружении ангелов. Среди икон Кондопожской церкви есть и весьма ценные. Трехрядная икона XVI века экспонируется в петрозаводском Музее ИЗО.

Церковь Успения в городе Кондопога. 1563 год Никольско Шуйский погост.


42 метра — внушительная высота Успенской церкви. Она уступает по высоте среди дошедших до наших дней деревянных храмов лишь церкви в селе Пияла Архангельской области. Но, как известно, все познается в сравнении. Окружение памятника — горизонтальные линии пейзажа, низкие острова, приземистые деревянные дома зрительно еще больше увеличивают высоту храма, и кажется, что где-то под облаками парит его глава. Такое явление — перераспределение горизонтальных и вертикальных размеров объекта — изучено и объяснено современной психофизиологией, но народные мастера интуитивно использовали эту закономерность зрительного .восприятия контрастной вертикали храма. Контраст ясно прослеживается во всем, образуя своеобразное единство противоположностей художественного образа:
— вертикальность храма и горизонтальность ландшафта;
— вертикальность экстерьера и горизонтальная направленность интерьера;
— статичность объема трапезной и динамичность шатра;
— тяжелый монолит четверика и легкие воздушные крыльца;
— глухая поверхность стен и изящные декоративные детали.

В архитектуре Кондопожской церкви контраст возведен на качественно новую ступень, когда храм не только выражает вертикальность внутреннего напряжения, но «взлетает» над землей вопреки всем законам. Однако эффект взлета можно полностью заметить и ощутить лишь тогда, когда к трем измерениям архитектурного Пространства сооружения добавляется четвертое — Время, то есть при непосредственном созерцании храма попробуем мысленно смоделировать восприятие памятника при подходе к нему по одной из дорог (со стороны города).

Церковь Успения в городе Кондопога. 1563 год Никольско Шуйский погост.


Первый вид на церковь открывается с вершины холма, по которому проходит дорога. Отсюда церковь выглядит совсем невысокой, и зритель, ожидающий увидеть все ее прелести сразу, будет даже разочарован. Но уже на пологом спуске с холма к озеру начинается удивительная архитектурная метаморфоза: шатер церкви медленно, а затем все быстрее выходит из-за линии горизонта; пропорции удлиняются — храм в этот момент похож на лебедя, вытягивающего шею для последующего взлета.
Однако вскоре церковь скрывается из вида за домами деревни, давая «психологическую паузу» для осмысления увиденного. И вот неожиданно на повороте дороги она появляется снова, уже целиком на фоне неба,— словно взмахнула крыльями сказочная птица. Дорога поворачивает прямо на церковь, и уже невозможно не ускорить шаг навстречу прекрасному.

«Действие» продолжается: вследствие изменения ракурса силуэт все больше обостряется, увеличивая эмоциональное напряжение, а когда человек сворачивает с дороги на тропинку к подножию храма — уже на самой высокой ноте звучит песня лебедя. Воспринимаются более мел-кие детали сооружения, и от сравнения их с размерами здания оно все больше возвеличивается.
По впереди ритм ступенек крыльца, ведущих вверх. Когда же лестница позади, а с крыльца открываются взгляду просторы Чупа-губы, человек, до сих пор лишь мысленно тянувшийся ввысь вместе с храмом, теперь реально взлетает над землей, отрешаясь от ее дел и суеты.
И хотя впечатления огромны и неизгладимы, это еще не финал. Образы природы и архитектуры уже не способны воздействовать еще сильнее, и зодчие обращаются к образам человеческим — в сумраке трапезной две фигуры с поднятыми к небу руками продолжают идею нацеленности в зенит шатра. Затем появляется и само «небо» с множеством линий, стремящихся в его центр. И, наконец, последнее чудо — солнечный зайчик, отраженный от глади озера, в определенные часы ложится на лицо Христа в центре потолка.
...Может быть, весь этот архитектурный спектакль — удачное стечение случайностей, но факты историко - архитектурных исследований в разных районах Русского Севера утверждают обратное. Во многих сохранившихся ансамблях есть своеобразная «режиссура» восприятия, а в Успенской церкви она до предела отшлифована многовековым опытом зодчества — ведь церковь эта появи-лась уже на закате народных традиций, став поистине «лебединой песней» народной культовой архитектуры.
Многолика Успенская церковь. В полдень или на вечерней зорьке, летом или в зимних сумерках — всякий раз по-иному воспринимает ее человек. Можно ' многократно приходить сюда, и всегда встреча с ней принесет что-то новое, раскроется неизвестная доселе грань в душе самого человека. Таково любое подлинное произведение искусства, к которым полноправно относится церковь Успения в Кондопоге.

В.Ф.Гуляев


Материал предоставлен Музеем Кондопожского края  

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.