Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 5 399 |

КОНДОПОЖСКИЙ БЛИЦКРИГ



Про честное слово
Все мы помним рассказ Пантелеева «Честное слово» о мальчике, который стоял на посту. Долго стоял, не один час. Когда удивленные взрослые велели ему.идти домой, пацан угрюмо отвечал: «Не могу, я честное слово дал». Так и стоял, пока не позвали офицера, и он не снял его с поста.
Такой вот был рассказ, публиковавшийся во всех советских учебниках литературы за 3-й класс. К сожалению, времена меняются, и, кажется, теперь честное слово и товарищеские отношения не стоят ничего. Только бумаги имеют значение, без них же обесценивается любое обещание.
Когда-то Людмила Ивановна Кригер, супруга заместителя председателя правительства по социальным вопросам Андрея Андреевича Кригера, была уважаемым человеком в Кондопоге. Она занималась бизнесом, и многие люди с удовольствием работали с ней; О чем впоследствии горько-пожалели. Их главной ошибкой стало слишком большое доверие к Людмиле Ивановне.

Жизнь в «Гармонии»
Все началось с Кондопожского комбината хлебопродуктов. Андрей Андреевич Кригер начал работать на нем в «чине» главного механика, на постепенно дорос до директора. Супруга, Людмила Ивановна Кригер, работала вместе с ним в должности экономиста.
В начале 90-х годов, почуяв «ветер перемен», Андрей Андреевич организовал малое производственно-торговое предприятие «Гармония», из-за которого ему пришлось со скандалом покинуть пост директора. «Гармония» должна была.заниматься бартерными сделками, закупать питание для работников завода, промтовары. Предприятие заработало, планировалось открытие первого магазина, как вдруг взбунтовался народ на комбинате. Семейство Кригеров заподозрили в том, что они наживаются на высоких наценках на товары и обдирают рабочих. Инициативная группа предложила Андрею Андреевичу либо ликвидировать «Гармонию», либо уволиться.
Как ни странно, Кригер выбрал второе. С 1992 по 1994 год он возглавлял малое предприятие «Гармония», учредителем которого выступила его. супруга Людмила, Ивановна. Андрей Андреевич занял пост генерального директора, а Людмила Ивановна, уволившаяся с завода вместе с мужем, стала его правой рукой в бизнесе. Постепенно предприятие начало расширяться. Андрей Андреевич купил здание на ул. Комсомольской, 12, где в свое время находилась баня. После быстрого ремонта в здании бани были открыты магазин «Эдем», пекарня «Гея» и кондитерская, Учредителем производственно-торговой фирмы «Гея» выступил сам Андрей Кригер, но затем, когда он подался в мэры Кон-допоги, передал учредительство жене. Приобретаются ресторан «Кивач», магазин «Культспорттовары». За короткое время бизнес был поставлен на широкую ногу.
В1994 году Андрей Кригер выдвинул свою' кандидатуру на пост кондопожского мэра. Войны компроматов в то время еще не достигли нынешнего размаха, но и тогда Кри-геру крепко досталось. В номере газеты «Новая Кондопога» от 15 апреля того же года было опубликовано письмо официантки Т. Кибаловой из купленного Кригерам ресторана «Кивач» под заголовком «Я не с вами, Андрей Андреевич», где кандидату задавался ряд очень неудобных вопросов. В частности, Кибалова интересовалась, каким образом с завода комбикормов две автомашины ушли прямиком в «Гармонию». Едва газета появилась в продаже, Андрей Андреевич подключил прокуратуру, и весь тираж «Новой Кондопоги» (более 8000 экземпляров) был изъят из продажи.
После умело проведенной предвыборной кампании 38-летний бизнесмен стал главой местного самоуправления. Официально руководство всей «маленькой империи Кригеров» перешло в руки Людмилы Ивановны, но вряд ли Андрей Андреевич совершенно устранился от семейного'бизнеса. Все-таки не зря в пословице говорится; «Муж и жена — одна сатана».
Люди, работавшие с Людмилой Ивановной и близко ее знавшие, говорят, что предпринимательские способности Людмилы Ивановны ощутимо уступали способностям ее мужа. Кроме того, отмечают ее почти маниакальное, стремление брать, все новые и новые кредиты для развития бизнеса.
Под магазин «Культспорттовары» был взят кредит в «Текобанке». Брали кредиты и в Сбербанке, и в «Нордвестбанке», и в правительственном Фонде развития. На полученные деньги в Кондопоге построили и запустили -маленький пивоваренный .завод.
Казалось, все предприятия работают нормально. Однако в 1995 году начались неприятности. Подошли сроки возврата кредитов. «Текобанк» мог забрать здание на ул. Комсомольской, 12 в счет погашения задолженности «Гармонии» по кредиту. Чтобы этого не произошло, Людмила Ивановна оформила договор дарения на дом по адресу: ул. Комсомольская, 12 на своего мужа как на физическое лицо. Андрей Андреевич распорядился зданием, как было выгодно Людмиле Ивановне, и продал его в городскую собственность. Вырученные деньги пошли на погашение, кредитов и выплату налогов; Однако перипетии истории о том, как мэр сам себе продал здание, стали широко известны, начался очередной маленький скандал, и против Кригера даже собирались возбудить уголовное дело. Но Андрею Андреевичу удалось избежать крупных неприятностей.

Банкротство по блату
После скандала вокруг дома на ул. Комсомольской налоговая полиция, контрольно-ревизионное, управление, республиканская прокуратура принялись искать связь между мэрией и бизнесом Кригеров. Налоговые инспектора стали частыми гостями в офисе «Гармонии». Доходило .до того, что в офис врывались люди с автоматами и не уходили, пока люди в штатском искали нужные им бумаги.
Акт КРУ выявил многие нарушения и злоупотребления на сумму около 2 миллиардов рублей. Работники «Гармонии» ездили в прокуратуру, возмущались, пытались доказать свою невиновность. Суды, суды, суды...

В 1996 году налоговая полиция в Арбитражном суде аннулировала акт КРУ, признала большинство обвинений против «Гармонии» неправомерными, но было уже поздно. Предприятие не функционировало: бумаги изъяты, счета арестованы. Поскольку предприятия, контролируемые Кригер, денег в бюджет района не приносили, мэрия обратилась в Арбитражный суд с предложением обанкротить «Гармонию» и «Гею». Состоялся Арбитражный суд-, который принял решение начать процедуру банкротства. Согласно процедуре банкротства ввели внешнее управление. Решением мэрии и депутатов внешнее управление «Геей» было .передано Эльвире Эровне Осиповой, главному бухгалтеру обоих предприятий — «Гармонии» и «Геи», с которой Кригер проработала не один год. Внешним управляющим «Гармонии» назначили некоего Виктора Эровича Кокконена. Обратите внимание на отчество. Да, вы правильно думаете — родной брат Осиповой. Внешнее управление осуществлялось своими людьми.

Старая песня на новый лад
Бизнес не терпит остановок, каждый день простоя приносит ощутимый убыток, Поскольку нельзя было работать по-старому, были попросту заменены все «вывески»,
Пока прокуратура занималась проверками и изучением бумаг, под чутким руководством Людмилы Ивановны создаются частные предприятия со знакомыми именами «Эдем»(промтовары), «Маркет» (продукты), «Кивач плюс». Пивзавод передается в аренду ЧП «Иванов», пекарня — ЧП «Ягова», а «Эдем» и, «Маркет» — ЧП «Шашкова». «Корпорация»' заработала по новой схеме. Сама Людмила Ивановна выступала учредителем «Эдема», «Маркета» й «Кивач плюс», ей принадлежали пивоваренный завод и пекарня, переданные предпринимателям на правах аренды.
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто являлся истинным хозяином всего вышеперечисленного.

Всё предприятия, созданные Кригер, действовали полностью под ее контролем. В качестве примера можно привести пекарню «Гея», которой управляла Анна Анатольевна Ягова,
В 1994 гбыла создана мини-пекарня «Гея». Через полгода ее передают в руки частного предпринимателя А. Яговой. Все документы по сделке были подготовлены лично Людмилой Кригер, а Ягова лишь подписав ла их. По сути в работе пекарни после этой реорганизации ничего не изменилось. Реальной хозяйкой пекарни продолжала оставаться Людмила Ивановна. Именно ей отвозили выручку, она выплачивала зарплату работникам. Без ведома Людмилы Ивановны не делалось ничего, что впоследствии не освободило Ягову от ответственности, и иск Пенсионный фонд и налоговая инспекция подали именно на Ягову, а не на Кригер. По результатам судов иски были удовлетворены.
Официально Людмила Ивановна Кригер уже в 1996 году практически не имела никаких отношений с ранее подвластными ей предприятиями. Она учредитель и арендодатель, но не руководитель. На самом деле все было иначе.
«Вся выручка шла к Людмиле Ивановне, — не скрывает Порожская, проработавшая с женой Кригера много лет. — Она распоряжалась, куда и сколько денег передать. Люди просто работали, даже не пытаясь вникнуть в то, Как действует система Кригер».
Бухгалтеры на каждом предприятии подчинялись исключительно Кригер. Подвластные Кригер «частные предприниматели» осуществляли текущее хозяйственное руководство делами своих фирм: торговали, пекли хлеб, производили пиво. Всю документацию им только привозили на подпись, а подписи в.основном просто подделывались (это может подтвердить первая же графологическая экспертиза).

Колосс на глиняных ногах
О том, что «корпорация» Кригер — колосс на глиняных ногах, не знал никто. Приближающийся крах не чувствовался. Понимать, что дело — дрянь, стали лишь тогда, когда ничего изменить оказалось нельзя. Людмила Ивановна Кригер набрала кредитов (на развитие бизнеса, на закуп сырья и товара)* и ее предприятия фактически стали работать на то, чтобы отдавать набегающие проценты от сумм кредитов.
Проценты по кредитам достигали астрономических цифр — до 240% годовых. Не брезговала Людмила Ивановна и частными кредитами. «Это — как болезнь, — говорили люди, работавшие вместе с Кригер. — Если Людмила Ивановна утром не заняла денег в одном.месте, вечером в другом не отдала, значит, и день прожит зря».
Долговой ком рос и рос. Приходил один кредитор, с ним рассчитывались за счет другого взятого кредита. Очередные кредиты шли на выплату процентов предыдущим кредиторам. Из-за кредиторов не хватало денег платить акцизный и подоходный налоги и отчисления в.Пенсионный фонд. Кригер.ничего 'не оставалось, как начать продавать свое хозяйство. Все по частям было продано предпринимателям, на этот раз настоящим, а не подставным.
В это время новый председатель правительства Сергей Катанандов пригласил Ан-.дрея Кригера стать его замом и предложил ему пост министра экономики. Для Людмилы Ивановны подвернулся отличный выход из создавшейся критической ситуации.
Андрей Андреевич Кригер, только что повторно избранный мэром Кондопоги, досрочно освободил данный пост и вместе с супругой перебрался на работу в Петрозаводск. Нынешний заместитель председателя правительства по социальным вопросам своему преемнику на посту кондопожского мэра оставил в кабинете лишь табличку «Денег нет. Курить можно».

«Кинула!»
Вместе с мужем Людмила Ивановна Кригер перебралась в Петрозаводск, бросив своих бывших подопечных на произвол судьбы. Она прекрасно знала, что долги остались. Продажа предприятий смогла погасить некоторые особенно крупные займы, но остались еще невыплаченные налоги и отчисления. Кроме того, Людмила Ивановна «кинула» многих частных кредиторов. У одного взяла расписку якобы'переписать, да так и не вернула. Другие уговаривали Людмилу Ивановну рассчитаться с ними, но так и не уговорили и плюнули на деньги.

Любопытна история, как Кригер расплатилась с Парожской, уволившейся в 1998 году. Ей остались должны по заработной плате. В качестве погашения долга ей взаимозачетом зачли маслобойку, которую Андрей Андреевич Кригер подарил Порожской несколько лет назад. Человек, вместе с которым Порожская проработала много лет, сделал взаимозачет-зарплаты подарком виллы на лазурном берегу . Со многими своими работниками Кригер вообще не рассчиталась, и им пришлось добиваться выплаты заработка через суд. С одним из работников Людмила Ивановна рассчиталась зубной пастой и стиральным порошком.

Но долги остались. Тут Кригер уподобилась апостолу Петру, трижды отрекшемуся от Христа. Она стала публично заявлять, что практически не знакома ни с Яго-вой, ни с Шашкоаой, ни с Ивановым. Это со своими-то ближайшими помощниками! Такие отречения в основном случались где-нибудь в налоговой полиции. Свои взаимоотношения с Ивановым, управлявшим ее пивзаводом, согласно протоколу она обозначила так; Иванов пришел к ней за советом и попросил подыскать хорошего бухгалтера. Кригер не смогла отказать.
Бывшие помощники Кригер, лишившись руководства, сначала растерялись, а затем начали понимать, как влипли. Сначала Пенсионный фонд, а затем налоговая инспекция подали заявления в суд, пытаясь вытребовать с формальных хозяев уже несуществующих предприятий деньги. Суды продолжаются и поныне. С Яговой выбивают больше 30 тысяч рублей, с
Иванова — свыше 100, еще больше—с Шашковой. Доводы ответчиков о том, что документы для занятия предпринимательской деятельностью оформлялись Людмилой Ивановной Кригер в ее интересах и она же занималась бухгалтерской деятельностью, суд не признал убедительными и заслуживающими внимания.
Суд не обратил внимания на 'Подделанные подписи, бухгалтеры предприятий не приглашались на судебные заседания, хотя ответчики просили об этом. В настоящее время судебные приставы уже приходили описывать имущество и к Яговой, и к Шашковой, и к Иванову.
Подключившаяся к делу республиканская прокуратура в действиях Кригер не обнаружила мошенничества, а установила «незаконную предпринимательскую деятельность^. Но, извините, была создана сложная разветвленная система, а которую вошло несколько предприятий. Все они подчинялись решениям Людмилы Кригер, она руководила всей финансовой деятельностью'на протяжении нескольких лет. «Кинуто» большое количество людей. И это всего лишь незаконная предпринимательская деятельность, не заслуживающая наказания?!
Кроме того, прокуратура потребовала возбудить уголовные дела против Шашковой, Иванова, Яговой. Получив такое распоряжение, кондопожская налоговая полиция пришла в замешательство. В городе все знали, кто какое место занимал в системе Кригер на самом деле. Налоговая провела свое расследование и написала в прокуратуру, что уголовных нарушений в действиях предпринимателей не обнаружено. Письмо ушло, но отклика так и не дождались. Уголовное дело против предпринимателей возбуждено не было, но административные санкции остались. По второму кругу пошли суды, растут пени по долгам, на предпринимателей налагаются все новые штрафы.'
В настоящее время Людмила Ивановна живет тихо и хорошо. Две ее дочери закончили обучение в Москве, где папа с мамой снимали им квартиру. Людмила Ивановна изредка появляется в Кон-допоге, делает заказы на платья своей портнихе. Ни с кем из бывших помощников она не встречается, более того, избегает их. По слухам, кондопожская квартира ее матери уже продана и вскоре Кри-геры увезут родственников на постоянное место жительства в Петрозаводск.

«Я не Иванова. -Петрова, Сидорова. Я — Кригер!»
Кондопожский горсовет пока не простил кригеровской «Гармонии» 87-тысячный долг в местный бюджет. Что касается республиканского уровня, то в конце декабря 2000 года Сергей Катанандов издал постановление о списании безнадежной задолженности с ряда предприятий, в том числе и с кригеровской «Гармонии» —106 тысяч. Очевидно, поменялся политический ветер.
Чем закончится эта история—не ясно. Пока все довольно безрадостно. Установить то, что гонимые ныне предприниматели на самом деле были всего лишь подставными лицами, а управляла всем Людмила Ивановна Кригер, не так и сложно. По документам связь предприятий, входивших в «корпорацию» Кригер, явно прослеживается; одно ЧП давало другому беспроцентные займы, второе предприятие даром отпускало третьему продукцию и так далее. Просто надо внимательнее читать бумаги, переданные правоохранительным органам. Ведь в изъятых документах можно даже обнаружить подписи Людмилы Ивановны Кригер.
Некоторое время назад Людмила Ивановна Кригер назначила приватную встречу Светлане Шашковой. Шашкова, которой Кригер обещала рассчитаться со всеми долгами, пришла на встречу, но услышала очень неприятные вещи; «У меня в прокуратуре — все.знакомые, я знаю, что (вы на меня наговариваете. Ничего я за тебя платить не буду. Как все вы воровали, так все теперь и расплачивайтесь».
Пока концы еще не упрятаны в воду, но с каждым месяцем остается все меньше шансов на то, что справедливость восторжествует. Многие документы при свидетелях были уничтожены Кригер (и теперь пенсионеры тщетно ищут в архивах свои перерасчеты по зарплате), многие затерялись!в ходе многочисленных проверок. Но документы еще есть, просто с ними надо серьезно поработать. И, конечно же, опросить свидетелей, потому что люди знают прав-, ду и готовы говорить. Некоторым кредиторам, Людмилы Ивановны есть что сказать, но нечего предъявить, ведь ее коронной фразой при получении денег без расписки была: «Вы что, не доверяете мне? Я вам не какая-нибудь Иванова, Петрова или Сидорова. Я — Кригер!» Готовы ли правоохранительные органы слушать или фамилия Кригер звучит для них весомее всевозможных доказательств?

И. ГУСЕВ. (Газета «Столица» 2001 год)


Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.
 

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.