Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 2 942 |

Земная тяга поэзии

(Отдельные штрихи к поэтическому портрету г. Кондопоги и Кондопожского района)


Пушкиногорье, шахматовские места, село Константиново... Примеры можно и дальше длить, но, думаю, их дорогая для каждого из нас череда понятна: речь о духовных отчинах русских национальных гениев, которые, вобрав в душу и любя всю огромную - от гор и до моря - державу, имели и так же любили-поэтизировали свою, как неточно теперь называют, малую родину. Что Александр Сергеевич родился в Москве, ничего не меняет: его поэтическая отчина - у Сороти, Семиреченская степь Павла Васильева, некрасовскиое Поволжье и глухие деревеньки рубцовской Вологодчины...

Большие поэты вообще не смущались “приземлять” свою крылатую музу, называя вполне конкретные географические объекты, подвигнувшие их на творческий всплеск (“Подъезжая под Ижоры...”), а порой создавали в стихах даже целые своего рода топографические карты мест: те же природные адресаты и маршруты зоркого затворника, расшифрованные С.Гейченко! Крупномасштабная карта России вся испещрена поэтическими строками, тоже - и с “трехвертками” особо “удачливых” местностей. А как обстоит дело в нашей северной республике, казалось бы, не столь заметной?-
Оказывается, и наши авторы, частично и заезжие - и прежде, но наиболее часто сейчас - пытались и пытаются рисовать словом, создавая свои портреты (пейзажи, панорамы) и ее отдельных уголков, и всего края, а в сложении всех этих образов-мазков - общую картину того и другого. Так что впору говорить о литературной географии или, если кому так угодно, литературном краеведении.

И Кивач, и Кондопога
“Кондопога! Кондовая церковь на высокой скале” - написал ленинградец Анатолий Иванен, ошеломленный красотой здешнего всемирно известного храма Успенья так, что запамятовал или величие архитектуры обмануло: это она сама, церковка, устремлена ввысь, а не на “высокой скале” (где там скала?) - стоит. Ну, на такие “обмолвки” все уже перестали обращать внимание, понимая причину их появления, важно то, что практически все гости города, конечно же, в первую очередь видят этот храм. Иногда и вовсе только его. За примером ходить недолго: тот же москвич Н.Глазков со своей “Успенской церковью в Кондопоге”. Но, понятно, и местные литераторы не могли не заметить ее: “Над суетою города и сельской суетой она взметнулась гордо святою красотой...” (Александр Бабкин, “Кондопожская церковь”2), “Церковь, как птица. - людских рук творенье...” (Вил Гаврилов, “Кондопога”3), как и я туда же: “И небо над нею взвилось и упало в поля. Шатер ее - ось, и на нем крутанулась земля...”4 с посвящением кондопожанину Борису Кравченко. Хотя первоначально поэты советской поры увидели - строительство здешнего гиганта ЦБК. Собственно, с него в республике и началась эта практика “больших строек” (А. Бабкин, “Большая Кондопога”, Алексей Титов, Марат Тарасов, Ялмари Виртанен и т. д. и т. п.).

В отличие от них Эдуарда Полубенко прежде всего заинтересовали окрестности: “...в зори плещет вечером Сандал...”6. Как и А. Бабкина (стихотворение “Лычный остров”)7, а Валентина Горелова сразу вгляделась лишь в окрестную природу (стихотворение “Речка Лижма”8). Для одного гостя города, Александра Веденеева, понятно, ближе родное-родовое: “Благословенное озеро Юст...”9, другого, Рейе Такала, тоже прельстил не комбинат, а округа: “Над Кедрозером дождь и тишина.,.”10.
Виктор Сергин как поэт начинался в Кондопоге. Естественно, эти места ему дороги. В том числе и камнелитейный завод (Стихотворение “Плавка камня в Кондопоге”11), и гигант ЦБК: “...мне говорят друзья - Давай не скромничай, пиши! Бумага-то - своя!..”
Сергин, напротив, трепетен в отношении к лесу, он считает, что бумажный лист, которому бы “...лететь!., петь!..”, может “и умереть, под перышком шурша”12. Его соратники по литературному объединению рискнули дать “своей” бумаге лететь и петь - кондопожане первыми после олончан сумели издать свой общий поэтический сборник “Кондопожские зори”, даже два, а потом и другие - с иными названиями. Но местные авторы больше вглядывались в свои дальние малые отчины (Вологодчина, Шслтозе-ро, Видлица...), а собственно Кондопога (в первых “Зорях”) - редкое исключение. Например, в цикле А. Бабкина.

В. Сергин, долго работавший в этих местах лесником, еще раньше “коллективных” авторов писал об этих двух реках-сестрах и некогда знаменитом падуне-водопаде: “И ровесницы - Суна и Шуя, и соперницы - мчат к Онего...” При этом одна “то срывается вниз с обрыва, то вздымается на порогах...”, а “у другой пороги не часты, да разливы - спокойнее, шире.. ,”13

Авторы очередной общей поэтической книги наконец заметили свой город и его людей: “Комбинат, вот он, рядом гудит, шумит. Пар клубами могучими рвется ввысь...”14 (Анатолий Со-лоходинов), “Ты и детство, ты и юность, озеро Сандал...” (Хенки Ампиайнен)15, “Я на завод пришел впервые...” (Николай Кошка-рев)16, “Кондопожанин Крачев Михаил...”17 (Вил Гаврилов о земляке, воевавшем в освобождавшей город 313-й дивизии. И он же о героях-кондопожанах: “Афанасьев, Филиппов, Пашков... стоят в окружении земляков (“Памятник”)18. Некоторых авторов продолжает тянуть на отчину: “Только мама осталась в Остречье и ночами мечтает о встрече” (Петр Курашев, “Разговор в поезде”)19. “Идет на Вытегру автобус, меня на родину везет” (Н.Кошкарев, “В дороге”)20. Но выросло и новое, уже здешнее, чисто городское поколение. На улице подростки говорят: “Володька! Пройдешь Кондопогу, ну, скажем, от силы за час? — Прибавить еще бы немного: она же Большая у нас...21 (Александр Востряков, “Спор”).

И все же не только тут город! Подтверждение тому в строках X. Ампиайнена: “Справа озеро Онего, слева озеро Сандал... А на скалах, над водою городок мой небольшой. Тот, который сам я строил, тот, что стал моей душой...” (“Справа озеро Онего. ,.”)(22). А если говорить до конца, то “ты и детство, ты и юность, озеро Сандал... Я прошел по всем прибрежным лабиринтам скал”. “Ты и детство, ты и юность...”). Он же вглядывается в окрестности: “В Шушках на ламбе в ранний час услышал я этот рассказ... Близ Кондопоги был карьер, так там водились караси...”23.
То же самое Зинаида Ваганова: “Есть на Онего островок... Зовут - Лукинушко-Лука. Лукин Остров!... с детства для меня любимый...”24 “Массивы радужной породы раскрыла Белая Гора, и камень стал служить народу...” (В. Гаврилов, “Белая Гора”)25.

И вообще “Берег дикий - мох да камень... Беспокойная волна...” (Ольга Крюкова)26, да в том же “Кончезере сосны, будто свечи”! (Евгения Мелентьева)27. Ну, если уж про город, то о том, что “ночью чайки прилетели... А на улице зима... Спит Онего, спит Сандал...” (Александр Мищенко)28. В крайнем случае так: “Тополя шумят о сокровенном, улицы в тоннели обратив... Окнами домов многоэтажных смотришься в онежскую волну...” (Валфрид Тихомиров)29.

“Гордость всех нас - Кондопожская ГЭС... - заявляет В. Гаврилов, заключив уверенно, что Кондопога - это “город бумажников и камневаров”30. Естественно: “Я на завод пришел впервые”, где “из камня плавится плита” (Н. Кошкарев, “Камневар”)31. И все же: “Комбинат - вот он, рядом, гудит, шумит...” (А. Соло-ходинов, “Наш комбинат”)32.

Павел Руденко, один из участников строительства комбината, и уехав в Петрозаводск, а затем в далекую Самару, не забыл о своей поэтической родине - своих “культармейских трудных будней”: “Я иду Кондопогой, Пролетарской иду... Заводскою сторонкой, где березкам и кленам подниматься весной...”, “Кондопоге -”Левый марш”...”33, “здесь заведовал я клубом, членом штаба стройки был”, и среди сделанного тогда памятны ему - “Вахта мира” и воскресник, и концерт у Кивача!” А еще также “Литкружок при райгазете, выпуск первых литстраниц” и, конечно, зарождение традиции (долго не прерывалась!) поэтического праздника у кинотеатра “Мир”:
Эта площадь в Кондопоге Как тропинка на Парнас!
...Вновь с Невы, Днепра и Волги Созывает праздник нас
34.


Не устали от “железных”, городских строк и строф? А мы и приблизились - к Кивачу, к онежским берегам. Как правило, в “кижских” стихах речь идет о его соборах (вариант: о легендарном мастере Несторе), в стихах о Марциальных Водах первенствует тема первого российского курорта (вариант: Петр I и цветы ...), в стихах о Киваче, .конечно же, сильно влияние Державина. Хотя тут есть новации, ибо и этот знаменитый водопад не избежал покорения царями природы, что поделаешь. Кстати, и на его тему написано столько - впору издавать “персональный” томик.
“Бьется пенная громада, клокоча...” - давал исходную (“про-державинскую”) картину П.Руденко35.

В стихах Э. Полубенко середины 1960-х “Кивач, усталости не зная, грохочет в скалах, как морской прибой”36, тогда же и П.Руденко так видел мощь сего “главного” падуна края: “Бьется пенная громада, клокоча...”37, примерно то же и А. Бабкин: “Высоко мое окно, а распахнуто оно на грохочущий Кивач...”. Но это уже не первозданная его мощь: “А рядом звонкий и могучий шумит обузданный Кивач” (Р.Такала, “Карелия”)38.

Позже Роберт Винонен грустно констатировал:
Еще Кивач, конечно, славен,
А уж не тот, что был вчера.
Каким видал его Державин:
“Алмазна сыплется гора... ”
Вконец иссякнут водопады.
Замрет гранит в когтях лесов,
А брызги солнечной баллады Все будут веять нам в лицо”
39.

Интересно, как Р.Винонен, через много лет вернувшись к теме Кивача, уже дает надежду на некое возвращение к его былой мощи: “Здравствуй, брат водопад!” - прокричал я у круч Кивача. И глубоким поклоном ответствовал брат, о своем рокоча... Падун не только “рокочет”, но и “рычит”: “Чуешь? Сосны дрожат, осыпается колкая хвоя. Не растратил своих киловатт на верченье турбин...” “Не растратил”!

Драма водопада-падуна, который “взрывали - для сплавных работ, и русло деревянное рубили... плотины ставийи и воду отводили...” - сокрушен откровенен В. Сергин. Результат победы человека? “Старик, старик, теперь мороз любой насквозь твое прохватывает тело... И только по весне ты чуть встаешь, приподымаешься и падаешь с обрыва...” А пройдет паводок - “и вновь видны все каменные мощи... Вода лениво край скалы полощет и в дальнюю дорогу не спешит...”40
Возвращение к перводержавному российскому поэту в юмористическом ключе, коли в трагедийном не по силам? Наверно, нет. Возвращение (памятью?) к тому, первородному падуну: “Я проезжаю мимо Волхова домой, на станцию Кивач...” (П. Руденко)41.

автор: В. П. Судаков (Петрозаводск)
"Кондопожский край в истории Карелии и России"
Кондопога-Петрозаводск" 2005
стр.210-215


1. Иванен А. “Кондопога! Кондовая церковь..." // Венцы. Л., 1987. С.41.
2. Бабкин А. Кондопожская церковь //Кондопожские зори. Стихи местных авторов/Редактор-составитель И.А.Костин. Кондопога, 1991. С.5.
3. Гаврилов В. Кондопога // Северный ветер. Стихи кондопожских поэтов /Составители Р.Р.Криналь, Л.В.Кочеганова. Кондопога, 2002. С. 17.
4. Судаков В. Архив автора.
5. Бабкин А. Большая Кондопога //Кондопожские зори... С. 13.
6. Полубенко Э. Карелия // Ранние строки. Сборник стихов молодых поэтов Карелии. Петрозаводск, 1966. С.38. Бабкин А. Лычный остров// Кондопожские зори”... С. 10.
8. Горелова В. Речка Лижма//День поэзии Севера. Петрозаводск, 1968. С. 39-40.
9. Веденеев А.
10. Такала Р. Над Кедрозером дождь и тишина... // У твоего причала. Петрозаводск, 1982. С. 47.
11. Сергии В. Плавка камня в Кондопоге // Лесные сумерки. Петрозаводск, 1981. С. 45.
12. Сергии В. Рассказ рабочего бумфабрики. //Золотой побег. Петрозаводск, 1976. С. 40.
13. Сергии В. Суна и Шуя //Золотой побег. С.25.
14. Солоходинов А. Наш комбинат //Край родимый Кондопожский/ Редактор-составитель И.А.Костин. Петрозаводск, 1996. С.87.
15. Ампиайнен X. Ты и детство, ты и юность... // Край родимый Кондопожский”. С. 5.
16. Кошкарев Н. Камневар // Край родимый Кондопожский”. С. 26.
17. Гаврилов В. 313-я дивизия //Край родимый Кондопожский”. С.40.
18. Там же. С. 39.
19. Курашов П. Разговор в поезде // Край родимый Кондопожский. С. 65.
20. Кошкарев Н. В дороге //Край родимый Кондопожский. С.21.
21. Востряков А. Спор // Северный ветер. С. 13. ,
22. Ампиайнен X. Справа озеро Онего... //Северный ветер. С. 7.
23. Там же. С. 8.
24. Ваганова 3. Мой остров // Северный ветер " С. 10.
25. Гаврилов В. Белая Гора // Край родимый Кондопожский. С. 36.
26. Крюкова О. Берег дикий - мох да камень... //Северный ветер. С.28.
27. Мелентьева Е....А в Кончезеро сосны, будто свечи... //Северный ветер. С. 38.
28. Мищенко А. Чайки над Кондопогой // Северный ветер. С. 44.
29. Тихомиров В. Город Кондопога // Северный ветер. С. 64.
30. Гаврилов В. Кондопога // Северный ветер. С. 17.
31. Кошкарев Н. Камневар // Край родимый Кондопожский. С. 26.
32. Солоходинов А. Наш комбинат//Край родимый Кондопожский. С.87.
33. Руденко П. Кондопоге - "Левый марш ”! // Душа еще живет любовью. Самара, 1994. С. 18.
34. Руденко П. Память сердца (сборник-самиздат) (архив автора).
35. Руденко П. Кондопоге - "Левый марш"! //Душа еще живет любовью. Самара, 1994. С. 18.
36. Полубенко Э. Карелия//Ранние строки Петрозаводск, 1966. С.38.
37. Руденко П. Кивач //Душа еще... С.47.
38. Такала Р. Карелия// В поисках Сампо. Петрозаводск, 1966. С. 45.
39. Винонен Р. Еще Кивач, конечно, славен... //День поэзии Севера Петрозаводск, 1970. С.21.
40. Сергии В. Кивач //Лесные сумерки. Петрозаводск, 1981. С.21.
41. Руденко П. Память сердца (архив автора).  

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.