Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 4 844 |

Блины в русской печке




Масленица в самом разгаре. Четверг в народе называют «разгуляем», «широкой масленицей». В этот день столы ломились от блинов. Считается, что самые вкусные блины получаются в русской печке. Корреспондент "Вести Карелия" Алина Смирнова отправилась в старинную деревню Кулмукса и отведала блинов с пылу, с жару.

РУССКАЯ ПЕЧЬ В КАРЕЛИИ
Развиваясь и совершенствуясь на протяжении долгого времени, русская печь настолько органично вписалась в уклад и образ жизни северных народов, что ее можно считать одним из главных символов традиционного крестьянского жилища. Русская печь – это не просто отопительно–варочное устройство, оборудованное топочной камерой с лежанкой над ней, и предназначенное для выпечки хлеба, приготовления пищи на духу (без огня) и обогрева помещения, но и настоящий центр крестьянской избы: не только хозяйственный, но и сакральный – языческий, выступающий в противовес православному красному углу. Повышенное внимание, в этой связи, уделялось деталям и элементам печи, которые соотносились с частями тела человека[1], а также самой ее конструкции этого домашнего очага и дополнительным устройствам.

В результате натурного изучения печей Карелии (Сямозерье, северная Карелия) и Вологодской области (северное Белозерье) в сопоставлении с литературными данными нами были выявлены отдельные закономерности развития и особенности устройства, присущие русским печам той или иной этнической или локальной группы населения.

Точкой отсчета послужили печи Сямозерья, обследования которых проводились и ранее. В частности Р.М.Габе удалось зафиксировать в дер.Ахпойла черную печь, печной столб которой «устроен из широкой доски, как это обычно принято в Карелии, традиционный шарик на тонкой шейке помещен в отверстие, прорубленном в плоскости доски, составляя с последней красивый ажурный узор»[2]. Приятной неожиданностью было обнаружить точно такое же оформление печного столба и в конструкциях уже белых печей Сямозерья (рис.1). Несмотря на принципиальное отличие в способе дымоудаления, эти печи сохранили и ряд других характерных элементов старинных печей. Так, непременной деталью сямозерских печей является возвышающийся над полом брусчатый опечек. По мнению Н.Харузина, установка печи на деревянном опечке, принятая в Карелии, заимствована у русских. В русских избах почти повсеместно деревянный опечек является неотъемлемой частью печи[3]. Он устанавливается непосредственно на балки пола и в некоторых случаях имеет сквозные отверстия для ухватов и кочерги. При постройке опечка используется техника рубки «в лапу» или «в чистый» угол[4]. По деревянному опечку делается настил из плах, на который затем насыпается крупнозернистый песок и укладываются по углам камни с глиной. Средняя высота опечка среди обследованных нами русских печей Сямозерья составляет 30–40 см, что вполне достаточно для содержания там кур в зимний период. В большинстве случаев, деревянный опечек переходит в каржину, через которую изба сообщается с подклетом. Каржина имеет вид ящика–сундука с входом сверху, сравнительно низкого и вытянутого вдоль боковой стороны печи. Как правило, каржина устраивается на основе выпусков брусьев опечка и равна последнему по высоте. Входное отверстие обычно закрывается съемным или откидным щитом, либо простым набором досок. Внутри каржины находится лестница, ведущая в подклет. По мнению Р.М.Габе, такой прием сообщения избы с подклетом имеет значительные преимущества. «Уширенное каржиной брусчатое основание печи придает особую устойчивость всей ее массе, образуя красивый ступенчатый переход от плоскости пола к спокойным формам печи»[5].

На юге и юго–западе Сямозерья в настоящее время распространены ложные каржины, не используемые для входа в подклет. В некоторых местах, преимущественно на западе обследованной территории, каржина вообще отсутствует или имеет рудиментарный вид и служит лишь ступенькой при подъеме на лежанку.

По характеру устройства припечья можно судить и об элементах цикличности в развития домостроения. Первоначально, когда дома были одноэтажными без подклета, архаичные печи, по–видимому, не имели припечных устройств. По мере подъема первого этажа относительно уровня земли и устройства подклета возникла необходимость организации входа в него, для чего на данной территории устраивались каржины около печи. Дальнейшее развитие дома привело к преобразованию подклета в дополнительное жилое помещение, а каржина, традиционно строящаяся около печи, становилась ложной. Когда укоренилось строительство «двухжирных» (двухэтажных) домов на подклете, то потребность в устройстве функционально действующей каржины возникла вновь. Дальнейшая модернизация привела к утрате традиционного припечного устройства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Общим признаком всех печей Сямозерья является их местоположение в углу, рядом со входом в избу, а различия сводятся к ориентации печного устья – боковой (обращенной к стене, перпендикулярной входу) и прямой, ориентированной к противоположной от входа стене. Ориентация устья признается многими этнографами этнодифференцирующим признаком. И соответственно, боковая ориентация называется «финским приемом», а прямая «русским». При интервьюировании местных жителей были зафиксированы различные объяснения ориентации печей. Так, некоторые утверждали, что та или иная ориентация устья связана с необходимостью направленной подачи тепла в разные части помещения. При первом варианте создавалась тепловая завеса у входа, при второй – теплый воздух направлялся в избу. Предпочтения все же отдавались боковой ориентации, что, по–видимому, связано со способом дымоудаления в курных избах на ранней стадии формирования жилища. У русских первоначально дым выпускался через высоко расположенное дымоволочное окно на противоположной от входа стене, у карел — через дверь.

Конструкция и соответственно система дымоходов русских печей Сямозерья является типичной для центральной и южной Карелии в целом. Дым, выходящий из топочной камеры, устремляется вверх, попадая в колпак с горизонтальным дымоходом, в конце которого, спускается по вертикальному каналу, к которому внизу подключаются плита и самоварник. Из вертикального канала по нижнему дымоходу весь дым направляется вглубь печи, откуда и выводится непосредственно в трубу. Тяга в колпаке образуется только в том случае, если открыта вьюшка представляющая собой металлическую крышку в вертикальном дымоходе в правом углу печи. После того как печь затоплена и сгорели все дрова, вьюшку закрывают, блокируя дымоход.

Описанные выше русские печи можно считать наиболее характерными для всей центральной и южной Карелии. Иначе решены домашние очаги на севере республики — в Беломорской Карелии. В прошлом для них был характерен камелек, представляющий дополнительный открытый очаг в виде ниши, расположенный на углу печи и обращенный к центру избы. Он отделялся от устья стенкой и имел свой дымоход. Помимо основной функции – приготовления пищи в котелке, подвешенном на крюке, камелек еще служил и для освещения помещения.

Об этой отличительной особенности русских печей северной Карелии писали и финские, и российские исследователи. Последними, Д.А.Золотаревым[6] и Л.Л.Капицей[7], печи с камельком были зафиксированы в Кондокском, Вокнаволоцком, Ухтинском и Кестеньгском районах. И уже тогда, в 1920–е годы, исследователи отмечали, что ареал печей с камельком под воздействием русских влияний сместился в западную часть Беломорской Карелии, которая во второй половине XIX – в начале XX вв. подпала под сильное финское влияние[8]. Но и на востоке Беломорской Карелии, в 50–е годы, В.П.Орфинскому удалось обнаружить русские печи с камельком в деревнях, расположенных в труднодоступных, заболоченных местах (дер. Вокшезеро, Рудометово, Кокорино)[9]. Эти обстоятельства говорят о том, что камелек можно считать этнодифференцирующим признаком печей северных карел по отношению к печам русских поморов и карел центральной и южной части республики. А если мы обратимся к материалам финских исследователей[10], то выяснится, что в северной, северо–западной части Финляндии такое дополнительное устройство в прошлом было широко распространено, т.е. камелек вполне можно рассматривать и как признак этнокультурной общности с западными соседями. Последнее обстоятельство можно объяснить спецификой возникновения подобного гибрида русской печи и открытого очага, который, по–видимому, восходит к отопительно–варочным устройствам саамов[11]. Можно предположить, что сочетание двух типов копии сумки хермес домашних очагов возникает в зонах взаимодействия разных культур: аграрной и промысловой, и, соответственно разных способов приготовления пищи: на открытом огне и на духу (без огня)[12].

Тем не менее, культура северных карел по своему характеру является карельско–русской. Одно из подтверждений этому – отличающий печи северных карел от финских домашних очагов, русский по происхождению прием организации припечного устройства – «козоно» — в виде пристроенного к печи шкафа с дверью, внутри которого имеется ход в подклет. В середине XX в. ареал «козоно» явно тяготел к Беломорской Карелии, в то время как в остальных частях республики такие припечные устройства встречались лишь в порядке исключения на фоне описанного ранее способа сообщения с подклетом через «каржину». В соседней Финляндии они не были зафиксированы вовсе, но зато под названием «голбец» широко бытовали у русских. Термин «козоно», по–видимому, произошел от слова «казенка», обозначающего то же самое устройство в Рязанской, Брянской, Калужской и соседних областях, что не только подтверждает нашу гипотезу об этом устройстве как о признаке русской традиции, но и указывает на возможное южнорусское влияние на некоторые элементы культуры Беломорской Карелии[13]. Следовательно, наиболее выраженная особенность жилища северных карел имела двойственную структуру, включающую, возможно, общий прибалтийско–финский признак – камелек и признак «русский» — козоно (голбец)[14] (рис.2).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В сформировавшихся современных русских печах северной Карелии уже отсутствует какое–либо припечное устройство, что в принципе характерно и для всех поздних конструкций печей любой территории. Понятно, что с появлением новых источников освещения, а также с появлением плиты, устраивать камелек в русских печах функционально стало также бессмысленно. Во время экспедиции в Беломорскую Карелию, в Панозере, нам удалось зафиксировать конструкции русских печей 1940–80–х годов, которые отличались от современных им очагов центральной и южной Карелии отсутствием колпака и, соответственно, дымоудалением из топочной камеры не через устье, а через отверстие в ее задней стенке. Такие конструкции на других территориях Карелии нами зафиксированы не были, но известны по данным финских исследователей в центральной части соседней Финляндии[15].

На Русском Севере, на сопредельной с Карелией территории традиции устройства русских печей значительно отличаются от рассмотренных ранее. Например, судя по результатам наших исследований, русские печи Белозерья являются более модернизированными по сравнению с печами центральной части Карелии, хотя возраст некоторых из них доходит до 100 лет. Все они имеют довольно развитую организацию дымоходов. Так, у 79,2% обследованных печей нами зафиксирован подтопок, имеющий так называемый летний и зимний ход: вокруг основной топочной камеры устроена «столбянка» — система дымоходов от подтопка, состоящая из нечетного количества колодцев – от 5 до 13. Зимой по ним идет теплый воздух, согревая избу. Летом же нижний подтопок не используется, и, таким образом, в жаркие дни его дымоход препятствует перегреву помещения во время топки основной камеры.

Подобное устройство русских печей помимо Белозерья нами нигде не зафиксировано. Можно предположить, что в данной местности имел место некий толчок извне, способствовавший совершенствованию домашнего очага. Поводом для такого предположения послужили сообщения информаторов – местных печников об их знакомстве со статьей инженера Н.И.Кржишталовича на тему «Русская печь в крестьянской избе».

Нам удалось установить по литературным источникам, что на рубеже XIX–XX веков, в Новгородской губернии, в состав которой и входило Белозерье, проводились мероприятия по ознакомлению местного населения со способом устройства русских печей по системе инженера Н.И.Кржишталовича. Так, в разных уголках губернии эти печи были построены в земских и других общественных зданиях для демонстрации местным печникам. По деревням рассылались руководства по возведению усовершенствованных отопительно–варочных устройств[16].

Безусловно, доказать непосредственную причастность конкретных белозерских печей к распространению усовершенствованных очагов по системе Н.И.Кржишталовича довольно сложно. Инженер разработал несколько вариантов устройства русской печи, и, к сожалению, нам не удалось найти всех чертежей. Однако определенное сходство несомненно существует.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Впрочем, если даже наша гипотеза о причине появления в Белозерье таких сложных отопительно–варочных очагов верна, то это никак не может объяснить столь активное распространение новшества среди местного населения. Можно гипотетически предположить, что это связано с социально–культурной особенностью жителей Белозерья, предки которых в прошлом были частнособственническими крестьянами, в отличие от не знавших крепостной зависимости крестьян сопредельных северных территорий, чьи печи мы приняли в качестве эталона при сравнительно–типологическом анализе. Поэтому, возможно, в Белозерье не сформировалось таких устойчивых традиций, как в центральной Карелии.

Выделить особенности русских печей Белозерья можно не только по способу дымоудаления. Здесь, как и на вышерассмотренных территориях, с локальной традицией связано появление различных дополнительных устройств в конструкции русских печей, учитывающих местные особенности бытового уклада. Примером может служить устройство дополнительного очага для приготовления пищи. В Сямозере такой очаг устраивается на шестке в жаратке или нише с вмонтированным крюком для подвешивания котелка. В некоторых местах для этой же цели используют таганок, а на севере Карелии –описанный выше камелек. И, наконец, у белозерских русских печей мы обнаружили еще один оригинальный элемент, называемый местными жителями «поддувалок» — дополнительный маленький подтопок на лицевой стороне русской печи, который использовался местными жителями для приготовления пищи. Чаще всего он являлся третьим подтопком, но был зафиксирован и в старых русских печах без дополнительной нижней топочной камеры. «Поддувалок» делался полностью открытым или же снабжался металлической дверцей, закрывающей только отверстие для котелка (рис.3).

Изменение одного из параметров исходной системы влекло за собой поиск новых решений других ее элементов. Так, одной из характерных черт всех Белозерских печей являлось то, что лежанка над топочной камерой огораживалась с трех сторон барьером из дерева или кирпича. Это вынужденное решение продиктовано местоположением печи, поскольку практически во всех домах этого района печи клались в центральной части избы и для удобства их лежанку ограничивали по бокам.

Печи всех рассмотренных территорий различаются и по художественной обработке. Так, домашние очаги Сямозерья характеризуются умеренной пластикой, печи северной Карелии выделяются лапидарными формами и отсутствием декора, а белозерские печи, напротив, изобилуют изящными печурками и отличаются богатством декоративного убранства колпака.


 

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.