Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 793 |

КОНДОПОГА

«Мне хорошо знаком тот трепет душевный, который испытываешь, когда стоишь перед лицом северных построек... Вполне понятно, что художники называют наш Север «русским Римом» за его необыкновенную архитектуру. Проникновенные слова эти принадлежат известному знатоку северного зодчества, профессору Р. М. Габе, и нам представляется, что они пришли на ум автору именно в Кондопоге. «Необходимо изучать народное творчество на местах его создания, — продолжает автор, — и изучать так же серьезно и глубоко, как серьезно и глубоко изучается классическая архитектура Греции и Рима».

Перелистывая фундаментальные труды самого Р. М. Габе, А. В. Ополовникова и других видных специалистов, мы с удовлетворением отмечаем, что в настоящее время произведен обмер наиболее значительных произведений деревянного зодчества, в чертежах и зарисовках зафиксированы особенности их конструкции и декора. Изучена и издана и церковь в Кондопоге18. Неповторимо изящный силуэт храма стал так же знаком и не менее знаменит, чем ансамбль Кижей. И все же никакой самый великолепный увраж не сможет возместить непосредственного впечатления от архитектурного памятника.


Успенская церковь в Кондопоге

Церковь поставлена на невысоком пригорке, омываемом с трех сторон Чупа-губой Онежского озера. Издали храм смотрится дозорной башней, каких становилось немало на рубежах русской земли, этот тип храма и называют «башенным». С приближением вырисовывается стройный и изящный силуэт церкви. С величавой простотой выражен художественный замысел храма-монумента в строгих, но живо пульсирующих, как пламя свечи, архитектурных формах. К главному четверику примыкает в живописной асимметрии трапезная с крыльцами и крытый бочкой алтарь. Центральная стопа храма легко возносится вверх. Шатровое покрытие храма, утвержденное на восьмерике с двумя повалами, как бы приподнято на постаменте. Вертикальной оси здания ритмически противостоит чередование венцов сруба. Постройку украшает щеголеватый зигзаг фронтонного пояса.

Можно отметить постепенность формирования конструкции данного типа, основные элементы которой присутствуют в храмах Линдозерском, Лычноостровском, Сойгинском. Но здесь архитектурная идея достигает предельной законченности, чистоты и совершенства воплощения. Вынашивая образ будущей постройки, зодчий смело и остроумно взял за основу композиционной завязки здания привычную форму шатровой колокольни (хотя в историческом аспекте шатровая колокольня возникла из шатрового храма). Преобразование одного типа сооружения в другой, исполненное с поразительной мерой и вкусом, создает остроту и неожиданность художественного эффекта.
Вблизи церковь выглядит весьма внушительно, — храм немалых размеров, высота его 42 м. Венцы из циклопических бревен, не скрытые бездушным чехлом обшивки, набухают от напряжения, вознося уходящую вверх стопу. Крыльца с верхней площадкой, утвержденной на матерых брусьях, кажутся созданными для важной поступи исполинов.

Входим внутрь здания, здесь прохладно и полумрак. Два резных столба с фигурными кронштейнами подобно идолам с воздетыми руками поддерживают потолок трапезной, вокруг стен — лавки с резной причелиной.
Лет двадцать назад, при нашем посещении церкви, среди почерневших от времени икон на восточной стене трапезной обратила на себя внимание одна икона небольшого размера — "Деисус с избранными святыми". Икона была передана в музей и после расчистки оказалась ценнейшим памятником живописи XIV века, ныне украшающим экспозицию Музея искусств. Как всегда, находки памятников древней живописи делают особенно зримым прошлое края, напоминая о кровной связи истории и культуры Заонежья с Великим Новгородом. Икона поступила в Кондопожскую церковь, по-видимому, вместе с имуществом упраздненных древних пустыней на реке Суне .

После низкой трапезной главное помещение церкви кажется высоким, хотя оно занимает одну шестую часть общего объема здания, не достига^ и верха четверика. Верхняя полая часть вместе с шатром отделена от интерьера церкви потолком с «небесами». «Небо» состоит из шестнадцати треугольных досок с изображениями архангелов, с фигурой Христа в образе Великого архиерея в центре; оно скрывает собою строительную систему перекрытия, простейшую по конструктивной мысли и весьма хитроумную в техническом выполнении, придавая вместе с тем смысловую завершенность храму.

Живопись «неба», как и высокого четырехъярусного иконостаса, современна построению храма. Вначале иконостас был тябловый — отдельные ярусы разделялись между собою расписными досками, а иконы каждого яруса стояли вплотную друг к другу. Но уже вскоре после построения был устроен резной и позолоченный иконостас. Между иконами вставлены столицы и колонки, ярусы разделены карнизами. Столицы раздвинули иконы, и крайние из них по сторонам оказались вынесенными на «завороты», по боковым стенам, как это можно встретить нередко. Резьба искусна и красива, но в целом иконостас мало вяжется с живописью икон; исполненные в поздних традициях заонежской школы живописи, с сочной декоративностью письма, они не нуждаются в дополнительном обрамлении иконостаса. Но такова была мода, а требования моды не всегда, как известно, согласуются с художественным вкусом.

Погост Кондопога в последней четверти XVIII века оказался на перепутье, соединяющем Олонецкие заводы и Тивдию с ее мраморными ломками, откуда в эти же годы доставлялся мрамор для петербургских дворцов и храмов. Успенская церковь, однако, представляет собою как бы другую эпоху. Незаметно, чтобы в ее архитектуре отразилась обычная в то время регламентация с утверждением планов, фасадов и прочее. Архитектурные формы храма слишком отступают от привычных, в них восторжествовала творческая мысль гениального зодчего из народа.
Церковь в Кондопоге строилась в годы крупных народных движений, охвативших и весь Север. Полагают, что построение церкви явилось своеобразным откликом на эти события и она была задумана как монумент в память о жертвах Кижского восстания. Образ храма-монумента выражен в памятнике чрезвычайно убедительно.


Каждое выдающееся произведение искусства тесно связано с исторической почвой, но как бы содержит в себе и нечто вневременное. Пейзаж Карелии это царство первозданной стихии — вода, небо, скалы, непроходимые чащобы лесов, — в этой дикости есть как бы воплощение господства природы над человеком.

Архитектурные памятники Карелии, как церкви в Кондопоге, в Кеми, в Кижах, — это утверждение господства человека, его порыва к небу и любви к земной красоте.

В последние годы обнаружился крайне досадный факт: церковь мешает строительству современного города. Она стала как бы его пасынком, раздаются голоса о необходимости переноса ее в заповедник близ Кижей. Неразумность этой затеи очевидна. Можно надеяться, что культурная общественность сумеет защитить этот не имеющий себе равных шедевр искусства.

Архитектура и живопись Успенской церкви в Кондопоге тесно связаны с искусством Заонежья. Поездка в Заонежье составляет отдельный маршрут, и каждый путешественник по Карелии стремится не миновать его. Заонежье — выдающееся явление в художественной жизни Севера на протяжении многих столетий, сохраняющее все свое обаяние и в наши дни.


Брюсова В.Г. По Олонецкой земле.
М.: Искусство, 1972
 

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.