Жемчужина Карелии. Город Кондопога.


Рейтинг@Mail.ru
Majordomo.ru - надёжный хостинг

 | Просмотров: 6 858 |

автор: С. Н. Филимончик


Из истории Кондостроя

В 2005 году исполнилось 75 лет, как вступила в строй первая очередь гидроэлектростанции и дала первую продукцию бумажная фабрика в Кондопоге. На долгие годы эти события стали символом успешного строительства социализма и индустриального подъема Карелии. В изучении истории Кондостроя был накоплен немалый опыт. Ход строительства широко освещался на страницах республиканской печати. В газете "Красная Карелия" были выделены специальные рубрики "Вести с Кондостроя", "Кондострой под обстрелом самокритики" и др. Газеты печатали подробные репортажи об открытии гэс и фабрики. В конце 1920-х гг. в журналах "Карело-Мурманский край", "Советская Карелия", "Человек и природа" появились статьи о Кондострое публицистического характера. Их авторы (А. Лесков, Бруксон, В. Соколов, Б. Яновский) подчеркивали успехи строителей и важность стройки для индустриализации севера1. В 1920-е гг. на двух государственных языках были изданы протоколы Всекарельских съездов Советов, на которых заслушивались доклады о ходе строительства. Данные о развитии поселка Кондопога широко включались в статистические ежегодники и справочники 1920-х гг.

В условиях "социалистического штурма", когда ежегодно торжественно рапортовали о вводе крупных предприятий, о Кондострое словно бы подзабыли. В 1930-е гг. по заданию правительства Карелии Аграрный институт и Институт экономики Ленинградского отделения Коммунистической Академии изучали проблемы специализации и размещения производительных сил Карелии. Под руководством проф. Я. К. Берзтыса была подготовлена книга "Социалистическая индустриализация Карелии", с которой традиционно начинают профессиональную историографию развития экономики в советское время2. Хотя авторы ставили своей задачей проанализировать итоги хозяйственного строительства Карелии в первой пятилетке, в книге не было специального раздела о создании в республике целлюлозно-бумажной промышленности. Авторы ограничились указанием на то, что в это время юго-западный район стал ведущим промышленным узлом Карелии, и перечислили технические параметры новостроек в Кондопоге. В книге отмечалось, что мощность кондопожских гэс и тэц в 2 раза превышала мощность всех станций в Карелии действовавших в 1928 г.3.

Серьезное продвижение вперед в изучении экономики советской Карелии было сделано в середине 1950-х - 1960-е гг В 1955 г. вышла первая монография Е. С. Гардина по истории Карелии в годы восстановительного периода. В ней были широко использованы доклады о Кондострое на V и VI Всекарельских съездах Советов, привлечены заметки из газеты "Красная Каре лия", документы НА РК. Гардин показал помощь центра в финансировании строительства, большое внимание уделил рацио нализаторству, производственным починам строителей, акцентировал внимание на большой культурно-просветительной работе, прежде всего клуба, вечерней школы4.

Созданию Кондопожского промышленного района была посвящена кандидатская диссертация и ряд важных публикаций Б. А. Юргенса5. Им впервые были рассмотрены планы использования энергии р. Суны в начале XX в. и в годы первой мировой войны. Б. А. Юргенс проследил процесс разработки плана ГОЭЛРО для севера России и показал роль Карелии в этом плане. Он первым охарактеризовал роль профессоров А. В. Вульфа, Е. Я. Шульгина, инженеров С. В. Григорьева, Д. И. Верещагина, Н. К. Босенко и др. в разработке и реализации проекта Кондостроя.
В работах Ю. В. Курскова акцентировалось внимание на экономическом сотрудничестве приграничной Карелии со Скандинавскими странами. На основе широкого использования документов петрозаводских архивов ему удалось проанализировать ход и результаты переговоров с норвежскими и шведскими фирмами о покупке оборудования для Кондопожской гэс и бумажной фабрики 6.
Выполненные в 1950-е - начале 1960-х гг. исследования позволили широко представить кондопожское строительство в обобщающем исследовании по истории советской Карелии, вышедшем в 1964 г.7 В 1970-е гг. внимание исследователей к нэповской экономике явно спало.
Зато в 1970-1980-е гг. активизировалась публикация источников по истории 1920-х гг. В 1976 г. вышел в свет сборник воспоминаний участников социалистического строительства в Карелии, подготовленный сотрудниками ИЯЛИ КарНЦ РАН 8.

В него были включены воспоминания инженера С. В. Григорьева, который в ноябре 1922 г. присутствовал на заседании Малого СНК РСФСР, где решался вопрос об отпуске средств Кондост-рою. С. В. Григорьев писал, что на него "легло руководство всеми практическими работами" на стройке, правда, он очень мало рассказал о своих коллегах управленцах - инженерах. Зато в воспоминаниях рабочего И. К. Тарасова, работавшего на Кондострое с 1925 г., названы имена многих строителей, показан их профессиональный рост, рассказано о дальнейшей судьбе некоторых. Трудности освоения нового производства описал И. Ф. Егоров. В 1928 г. он окончил школу ФЗУ Дубровской бумажной фабрики в Ленинградской области по специальности сушильщик бумажных машин и прибыл в Кондопогу как раз к началу пускового периода, в котором активно участвовал. Авторы воспоминаний высоко оценили труд финских эмигрантов - строителей и управленцев, немецких специалистов - наладчиков оборудования. Все мемуаристы подчеркивали энтузиазм, творческий подъем 1920-х гг.: "Люди работали столько, сколько нужно было для дела".

Большую работу по сбору воспоминаний участников строительства провел в 1960-1970-е гг. кондопожский историк и краевед А. П. Востряков. Многие тексты он использовал в исследовательской работе, а в 2002 г. опубликовал книгу "Кондопога -жизнь моя", в которую включил несколько фрагментов воспоминаний инженеров Н. А. Александрова, Соколова, рабочих Я. П. Окушкова, М. Г. Малышева и др.

Ряд важных материалов о Кондострое опубликован в многочисленных тематических сборниках документов 1970 - начала 1990-х гг. Эти книги различались по уровню подготовки научно-справочного аппарата, глубине охвата тем, однако важно, что издание документов по истории края становилось неотъемлемой частью общественной и духовной жизни Карелии. Самым первым и лучшим на сегодняшний день остается сборник 1979 г., подготовленный историками ИЯЛИ КарНЦ РАН, Петрозаводского госуниверситета, сотрудниками НА РК и КГАНИ9. В него включены постановления СНК РСФСР, СТО, местных органов власти о мерах по ускорению строительства бумажной фабрики в Кондопоге, предварительный отчет дирекции Кондопожского строительства о финансировании и строительных работах в 1923/24 хозяйственном году. В сборнике 1991 г. о развитии народного хозяйства Карелии опубликованы документы 1926 г.
о финансировании стройки, о необходимости предоставления пра вительству Карелии лицензии на приобретение западного обору дования для Кондопожской бумажной фабрики10.

С 1970-х гг. началось изучение промышленных предприятии как составной части городского социума. В 1975 г. в серии "Города и районы Карелии" вышла в свет книга А. Вострякова о Кондопоге. В ней последовательно воспроизводятся важнейшие вехи кондопожского строительства. В центре внимания автора его активные участники, которых он называет "строителями новой жизни". Хотя эта жизнь была нелегкой, Востряков показывает инициативу, ударную работу, горячее желание людей преодолеть любые трудности". В 1996 г. опубликована новая книга о Кондопоге, подготовленная В. А. Карелиным, А. С. Карпенко. В. В. Ермолиным, В. М. Яковицким. В рассчитанном на широкий круг читателей издании материал по Кондострою изложен кратко и не содержит новых сведений, но книга была издана в условиях ослабления цензуры, поэтому впервые появилась возможность рассказать о сталинских репрессиях 1930-х гг., жертвами которых стало много кондостроевцев 12.

В 2000 г. опубликованы материалы краеведческих чтений памяти С. В. Шежемского "Кондопожский край в истории Карелии и России". Вошедшая в этот сборник статья Л. И. Вавулинской посвящена роли Кондостроя в формировании национальных рабочих кадров. Приводимые историком данные о четкой линии карельского правительства на приоритетное использование в целлюлозно-бумажной промышленности труда рабочих финно-угорских национальностей важны для понимания политики Э. Гюллинга и его соратников. В статьях И. Р. Такала рассказывается о трагической судьбе финнов в Кондопоге во время сталинских репрессий. М. Алексеева, И. Колесьянкина стремились всесторонне охарактеризовать быт строителей13. Эта тема нашла отражение и в кандидатской диссертации И. И. Колесьянкиной, успешно защищенной в 2003 г.14
Собранные материалы позволяют попытаться более глубоко охарактеризовать Кондострой в контексте индустриальных и социальных преобразований на Европейском Севере России в межвоенный период. В ходе строительства апробировались разные экономические модели, отличавшиеся по конечным целям, темпам осуществления и социальным последствиям. В ходе их практической реализации возникали серьезные проблемы, Которые решались впервые, и накапливавшийся в ходе этого процесса негативный и положительный опыт можно было, осмыслив, применить на новом этапе преобразований.

В истории Кондостроя можно выделить несколько этапов.

Первый этап (1916-1919 гг.). Строительство гидроэлектростанции около Кондопоги началось в 1916 г. Электроэнергия требовалась для строящегося в Кондопожской волости завода азотной кислоты, необходимой для производства Пороха. Проектная мощность гэс составляла 30 тыс. квт, и она должна была стать крупнейшей в России 15. В Швеции для нового предприятия были заказаны 2 турбины с электрическими генераторами. Таким образом, гэс задумывалась как часть оборонного Производства. Если учесть деятельность Александровского завода в Петрозаводске, пуск новых предприятий в Кондопоге повысил бы роль региона в военной промышленности России. Однако события повернулись иначе. В мае 1919 г. под натиском белогвардейцев стройку остановили, наиболее ценное оборудование вывезли. На месте осталось около 100 жилых и хозяйственных построек, лесные материалы, 1400 м прорытого канала от Онежского озера с незаконченными скальными работами.

Второй этап (1920 - сер. 1923 гг.). В 1920 г. Кондопожская ГЭС не значилась в числе 30 районных электростанций, сооружаемых по плану ГОЭЛРО. Однако Э. Гюллингу удалось заинтересовать проектом электрификации Карелии В. И. Ленина. Думается, беседы с Гюллингом убедили главу советского правительства в том, что на этого человека можно положиться, кроме того, ему импонировала убежденность Гюллинга в близости мировой революции. Ленин был достаточно настойчив в лоббировании интересов КТК. Создание Кондопожского промышленного узла было признано ведущим направлением модернизации промышленности края в постановлении 26 апреля 1921 г. В 1921 г. при ГОЭЛРО была создана комиссия по рассмотрению проекта электрификации Карелии. На осуществление проекта Кондопожской стройки Карелия получила кредиты. Характерно, что доклад А. В. Шот-мана на заседании Малого СНК РСФСР в ноябре 1922 г. не вызвал длительного обсуждения и решения о финансировании стройки были приняты единогласно16.

В условиях послевоенной разрухи планы были довольно скромны: предполагалось использование лишь водной силы бассейна оз. Сандал и строительство гэс мощностью до 4 тыс. лошадиных сил. Государственное Северное Водное бюро, находившееся
в Ленинграде, изменило проект "Азотпостройки" применительно к этим условиям. Кроме того было принято решение о строительстве в Кондопоге древесно-массового завода с производительностью до 900.000 пудов древесной массы. Древесную массу планировали отправлять на фабрики в Ленинградскую область, где и производилась бы бумага.
Летом 1923 г. образована строительная организация Кондострой. Ее сотрудниками стали специалисты Главного Управления Государственных сооружений. Эта строительная организация приняла на себя ведение всех технических работ при условии финансирования и контроля со стороны Карельского Совнархоза17.

К тому времени уже шли работы по восстановлению рабочего поселка, мастерских, ремонту дорог. Были отремонтированы 99 бараков, туда завезли простую мебель. Силами электромеханического цеха были установлены телефонная связь длиной 12 км, телефонная станция на 46 абонентов, 50 уличных фонарей. Когда сгорела только что отремонтированная временная электростанция, за 11 дней срочно построили новую. Заработал кирпичный завод. В 1923-1924 гг. он увеличил выпуск продукции с 16 тыс. до 100 тыс. штук. Основные перевозки осуществлял конный двор с 22 лошадьми, да еще было 3 моторных катера.


Третий этап
(сер. 1923 - сер. 1925 гг.). 21 июля 1923 г. начались наиболее трудоемкие работы - рытье Кондопожского канала. Всего рабочие вынули 626 тыс. кубометров грунта, в том числе 50 тыс. кубометров скальных пород. От Государственной кампании экскаваторов удалось получить 2 машины, но тачки, лопаты, носилки, ломы, кирки оставались основным подспорьем землекопов. В 1925 г. началось укрепление дна канала и откосов. Был построен бетонный завод, силовая установка, подъездные пути18. Долгое время вода просачивалась сквозь защитный слой, потребовалось много усилий, чтобы добиться непроницаемости дна канала19.

С августа 1923 г. приступили к строительству древесно-массового завода. Однако экономические расчеты показали, что вывозить из Карелии сырую древесную массу будет невыгодно и завод окажется совершенно нерентабельным.

Чевертый этап (1925-1929 гг.) В условиях послевоенной стабилизации экономики проект гидроэлектростанции начала 1920-х гг. был признан устаревшим. В 1925 г. утвержден новый проект, предусматривавший использование не только оз. Сандал, но и р. Суны. Этот проект позволял в перспективе увеличить мощность Кондопожской ГЭС до 20 тыс. квт.20.

Всеобщее шведское электротехническое общество (АСЕА) предложило Кондострою на выгодных условиях уже выполненный заказ на оборудование гэс, сделанный в свое время "Азотпо-стройкой". После согласования с Москвой заказ на эти агрегаты был сделан. В 1927 г. на гидроэлектростанции начался монтаж оборудования.

В середине 1920-х гг. в СССР остро стоял вопрос о необходимости развития целлюлозно-бумажной промышленности. В 1925 г. особая комиссия ВСНХ под председательством Г. Л. Пятакова "ударными темпами" утвердила планы строительства сразу нескольких предприятий этой отрасли. Среди них один из крупнейших в России Волжский комбинат и картонная фабрика в г. Ба-лахне, Сясьский комбинат в Ленинградской области. Как правило, с инициативой строительства выступали местные органы власти.

30 марта 1925 г. при СНК КАССР состоялось совещание, на котором обсуждался вопрос о строительстве бумажной фабрики в Кондопоге. От имени Строительной комиссии ВСНХ на совещании выступил А. В. Шотман и предложил включить в программу Кондостроя строительство бумажной фабрики, рассчитанной на производство 1,5 млн пудов газетной бумаги в год. Он сообщил, что до 1 млн пудов бумаги в год гарантируют покупать "Известия", оставшаяся бумага будет продана без труда, т. к. на нее большой спрос. Шотмана поддержал главный инженер Кондостроя Д. И. Верещагин. Он предположил, что закупка дополнительного оборудования на Западе обойдется примерно в 460 тыс. руб. Сомнения относительно хозяйственной целесообразности изменения проекта высказал на совещании П. Окерман: в Кондопоге не налажено производство целлюлозы, ее придется ввозить в Карелию из-за границы, это отразится на себестоимости бумаги и усилит зависимость Карелии от иностранного рынка. Он предложил проявить осторожность и оставить в силе старый проект строительства древесно-массового завода, чтобы в дальнейшем приняться за строительство целлюлозного завода, а потом уже бумажной фабрики. Э. Гюллинг согласился, что в случае принятия нового проекта необходимо будет немедленно начать строительство своего целлюлозного завода. Где взять дополнительные средства? А. Шотман заверил, что удастся договориться с центром о кредитах. Совещание постановило в принципе признать необходимым и возможным по политическим и экономическим соображениям постройку при Кондопоге в дополнение к древесно-массному заводу бумажной фабрики для изготовления газетной бумаги в первые годы на привозной целлюлозе. 1 апреля 1925 г. СНК К АССР утвердил это решение21.

При Ленинградской конторе Кондостроя было создано специальное Проектное бюро для разработки проекта бумажной фабрики. Главный инженер Д. И. Верещагин предложил установить на фабрике две бумагоделательные машины с общей производительностью 42 тыс. т газетной бумаги. Поскольку местные рабочие в силу недостаточной квалификации не были подготовлены к обслуживанию скороходных машин, инженеры предлагали первое время запустить машины на пониженных скоростях и вырабатывать в год до 25 тыс. т газетной бумаги. Постепенно по мере роста квалификации рабочих появилась бы возможность увеличить скорость машин до плановой. Отметим, что проект фабрики составлялся в короткий срок, без необходимой экономической проработки. Его утверждение в ВСНХ проходило без детальной проверки. Правда, уже тогда высказывались сомнения в рентабельности фабрики. Проект был утвержден при условии, что себестоимость кондопожской газетной бумаги не превысит 2 руб. 30 коп. пуд. 31 июля 1925 г. СТО принял решение "признать необходимым срочное сооружение бумажной фабрики Кон-допожским строительством на 1 500 ООО пуд.22 газетной бумаги и 1 200 000 пуд. древесной массы"23.

На деле к строительству приступили еще до утверждения центральными инстанциями проекта. Осенью 1925 г. был заложен фундамент бумажного отделения фабрики применительно к оборудованию, которое предполагалось изготовить в Норвегии. Осенью 1925 г. Д. И. Верещагин совершил командировку в Швецию, Норвегию и Германию. Ознакомившись с деятельностью нескольких заводов24, он предложил остановиться на продукции норвежских механических заводов Квернер Бруг и Тун. В Ленинград из Осло прибыли инженеры и представители фирм, чтобы оговорить поставки техники. Норвежцы брались смонтировать две бумагоделательные машины за 6 месяцев, предоставив для этой работы своих специалистов25. Когда готовилось оформление заказа, резко поднялся курс шведской кроны (с 28 до 40 коп.). Кондострою требовались дополнительные деньги. На долгосрочные кредиты норвежские фирмы не шли. Советская сторона вынуждена была искать новых поставщиков.

Кондострой начал переговоры о поставках оборудования для бумажного производства с германскими и чешскими фирмами. В 1926 г. между СССР и Германией было заключено важное экономическое соглашение, по которому Германия предоставляла Советскому Союзу долгосрочные кредиты. Выплаты в счет этого кредита гарантировались правительством и субсидировались банками, поэтому немецкие фирмы ставили их почти наравне с наличным расчетом. Советско-германский договор 1926 г. сыграл важную роль в судьбе Кондостроя.

Его представители предложили сотрудничество фирме Фойт, имевшей очень хорошую репутацию в деловых кругах. Весной 1926 г. представитель этой фирмы приехал в Ленинград, где были достигнуты договоренности по техническим вопросам. Для ведения коммерческих переговоров в Германию срочно выехал представитель Кондостроя. Однако летом 1926 г. Германское Торгпредство решило передать кондопожский заказ фирме Фюльнер. Ознакомившись с ее работой, советская сторона согласилась с решением Торгпредства. Были сделаны три заказа на оборудование в Германии.

Размещение заказов на поставки электрооборудования, паросилового и вентиляционного оборудования также затянулось. Электрооборудование было заказано фирме Всеобщая компания электричества (АЕГ) в Берлине. Заказ на поставки паросилового оборудования передали акционерному обществу Шкода верке в Чехословакии. Заказы на вентиляционное оборудование получила шведская фирма Свенскафлектфабрикен26. Полная сметная стоимость заграничного оборудования составила 3 547 790 руб.27
Пришлось вносить значительные изменения в разработанный для норвежского оборудования проект фабрики. То, что заказы на различные части оборудования производились в разных странах, в разных фирмах, с которыми еще только налаживалось сотрудничество советских властей, замедлило темпы строительства. Отметим, что сложившаяся ситуация не была исключительной, аналогично развивались события и при подготовке проектов целлюлозно-бумажных предприятий в г. Балахне.

Важное значение имеет изучение бюджета стройки. Кондострой требовал крупных финансовых вложений. Проекты ГЭС и фабрики менялись, и стоимость строительства росла. Первоначально планировалось построить гэс и древесный завод за
2.5 млн. руб. Осенью 1926 г. стоимость гэс составляла уже
5.6 млн. руб., а бумажной фабрики - 5,2 млн. руб. Осенью 1927 г. эти показатели увеличились соответственно до 8,2 млн. руб. и 10,2 млн. руб.28 Реально к концу строительства было затрачено 19,6 млн. руб. Из них 8,5 млн. руб. ушло на строительство ГЭС и 11,1 млн. руб. - на постройку и оборудование бумажной фабрики29.
Значительное удорожание работ наблюдалось и на других аналогичных стройках. Об этом свидетельствуют данные таблицы 1.

Как реально осуществлялось финансирование проекта? Поначалу в строительство вкладывались лишь деньги, поступавшие из федерального центра. В 1922/23 бюджетном году в эту сферу экономики были направлены 800 тыс. руб. из 1 млн. ссуды от правительства РСФСР (оставшиеся 200 ООО руб. передали на развитие горной промышленности Карелии). Когда эти деньги были освоены, строительство замерло. В первой половине 1924 г. Карельское правительство смогло выделять только по 20 тыс. руб. в месяц, чтобы просто "поддерживать жизнь" стройки. Небольшой ссуды республиканского бюджета в 50 тыс. руб. не хватило, чтобы рассчитаться с долгами. Почти половина строителей была уволена, у оставшихся на 40% упали заработки, на 20% снизились персональные оклады управленцев. "Этот период был самый тяжелый, - признавал позднее Д. И. Верещагин 30.

В этих условиях в июне 1924 г. был организован приезд на Кондострой Председателя ЦИК СССР М. И. Калинина. Заручившись его поддержкой, Карелия уже в июне 1924 г. получила ссуду 500 тыс. руб.31 В 1924/1925 г. Москва согласилась выделить Кондострою 750 тыс. руб. при условии, что такая же сумма будет перечислена республиканским бюджетом. В 1924 г. Карелия передала стройке деньги из тех, которые впервые должна была внести в союзный бюджет.

Без значительной помощи Москвы Карелия не смогла бы в то время продолжать строительство в Кондопоге. Эту помощь высоко оценивал Э. Гюллинг. Выступая с докладом на V Всекарельском съезде Советов, он подчеркивал: "Без участия в СССР не было бы так быстро этой валюты* и того подъема хозяйственной жизни и мощи Карреспублики" 32.

В 1926-1927 гг. через Москву решался вопрос о получении необходимых валютных средств. Для заключения договоров с западными фирмами в 1926 г. были получены две лицензии на покупку основного оборудования в размере 1 226 000 руб. В 1927 г. получены две лицензии для закупки электрооборудования, паросиловой установки, вентиляционного оборудования и отопительной системы в размере 894,8 тыс. руб.33
Во второй половине 1920-х годов благодаря росту доходов лесной промышленности Карелия смогла увеличить финансирование строительства из республиканского бюджета и начала рассчитываться за ссуды, полученные из Москвы. В Кондопогу направлялось большинство средств, выделяемых в республике на развитие экономики. В 1925/26 г. из средств Карельского бюджета стройке был выделен 1,9 млн. руб. (включая погашение ссуды центру)34. В 1926/27 г. из карельского бюджета на Кондострой было выделено 2 млн. руб. Это составляло 18% всех расходов Карелии и 82,5 % расходов на финансирование республиканской экономики36: Республиканский бюджет 1927/28 г. выделял Кондострою 1,8 млн. руб. (на Кареллес - 1 200 000 руб., Онегзавод -200 000 руб.)36.

Гюллинг вкладывал в Кондопожское строительство значительную часть бюджетных накоплений исходя из главного принципа, которым руководствовалось его правительство в период нэпа: "все доходы в Карелии поступают в ее бюджет, она же сама несет расходы"37. Целлюлозно-бумажная промышленность на территории республики должна была находиться в ведении карельского правительства и в перспективе стать важным источником доходов республики. 9 сентября 1927 г. СНК КАССР утвердил Положение о Временном управлении Кондопожского бумкомбината как самостоятельной хозяйственной единицы, подчиненной ЦСНХ КАССР. Однако слом нэпа обесценил идею хозрасчета. В октябре 1930 г. все важные и крупные предприятия Карелии,
в том числе Кондопожская бумфабрика, были приравнены к пред приятиям общесоюзного значения и переданы в ведение общесоюзных органов.

Резкое удорожание работ по Кондострою в ходе строительства вызвало тревогу ВСНХ: смогут ли в обозримом будущем окупиться вложенные средства? Среди некоторых специалистов ВСНХ выдвигались даже идеи о том, что чтобы строительство приостановить, а закупленное оборудование отправить на строительство Балахнинского бумажного комбината40. В мае 1928 г. трижды заседал научно-технический совет бумажной промышленности, вынесший следующее заключение: валютные вложения в размере 1 млн. 150 тыс. дол. вернутся государству менее, чем через год успешной работы фабрики, при этом валютные расходы на импорт бумаги после пуска Кондопожской фабрики в стране сократятся, население Кондопожского района получит постоянную работу, возрастет грузооборот Мурманской железной дороги, - эти и другие аргументы позволяют признать вложение государственных средств в строительство Кондопожского комбината целесообразным.

Крупное индустриальное строительство развернулось в сельской глубинке. Большинство работ активно велось с апреля по ноябрь. Карельское правительство должно было решать очень сложную задачу - обеспечить стройку рабочей силой, 2/3 которой - сезонники. В 1923 г. на Кондострое трудилось чуть более 300 человек, в 1926 г. уже полторы тысячи, а в 1927 г. - более двух с половиной тысяч человек. К строительным работам широко привлекли крестьян окрестных сел. Кондострой изменил структуру занятости жителей Кондопожской волости - в 1920-е гг. 85% доходов они получали от неземледельческих промыслов. В 1927 г. половину рабочих и служащих Кондостроя составляли жители Карелии. По оргнабору, в порядке промпереселения в Кондопогу прибывали рабочие из северо-западных губерний России, а также из Сибири, Урала, Поволжья, Украины, Белоруссии и других регионов СССР. Только за второе полугодие 1926 г. через Кондострой прошло почти 11 тыс. рабочих. Большинство прибывших не имели строительных специальностей, необходимо было на месте организовать их обучение. В 1926-1928 гг. молодых рабочих по путевкам комсомола отправляли учиться в ФЗУ работе на бумагоделательных машинах. Правительство Гюллинга добивалось, чтобы в целлюлозно-бумажной промышленности большинство рабочих составляли финны, карелы и вепсы. Решить эту задачу удалось к началу второй пятилетки. В 1929 г. четверть всех работавших в Кондопоге являлись представителями финно-угорских народов. В 1933 г. удельный вес карелов, вепсов, финнов на Кондопожской бумажной фабрике составлял 53%.

Для обеспечения стройки квалифицированными рабочими в Кондопоге был опробован метод, который карельское правительство будет широко использовать в 1931-1932 гг. - привлечение квалифицированных рабочих (например, специалистов по скальным работам) из-за границы, прежде всего финнов.

"Международной" стала и интеллектуальная элита стройки. К разработке проекта строительства ГЭС были привлечены российские инженеры С. В. Григорьев, Б. И. Алексеев, С. А. Бер-сонов, А. И. Лебедев и другие. Первым начальником и главным инженером Кондостроя был назначен видный инженер-гидроэнергетик Д. И. Верещагин. Он приложил большие усилия для координации действий различных ведомств при разработке проекта, закупке оборудования, решении финансовых и технологических проблем строительства.

Много сил и профессиональных знаний отдали Кондострю инженеры Н. Н. Босенко, А. В. Бакулин, К. И. Радченко и другие. Н. Н. Босенко, выходец из крестьянской семьи, и А. В. Бакулин, дворянин по происхождению, были выпускниками Петербургского института инженеров путей сообщения. До приезда на Кондострой Н. Босенко трудился главным инженером Шексностроя, работал в Главэлектро, А. Бакулин руководил строительством Кочетовской ГЭС. Накопленный опыт успешно применили в Карелии. Они создали на стройке хорошую лабораторию. Для каждой части сооружений изготовлялись пробные образцы, которые тщательно испытывались. Инженеры приняли решение выполнять постройки из литого бетона, что при отсутствии опыта было довольно рискованно. В их распоряжении было несколько американских книг и журналов, немецкие исследования были тогда недоступны. По этим книгам А. В. Бакулин провел успешные испытания строительных материалов. Н. Н. Босенко, тщательно изучив конструкции по иностранными книгам, построил первую башню для литья бетона в тайне. Опыт удался45. Проверявший работу Кондостроя инженер Н. И. Келен писал в отчете: "Работы Кондостроя были для меня большим и приятным сюрпризом. Я думаю, что не преувеличиваю, если заявляю, что это строительство наиболее красивое и привлекательное из всех виденных мною в Союзе до сих пор".

Наладку оборудования производили западные специалисты. К сожалению, сохранились лишь отрывочные данные об их пребывании в Кондопоге. В конце 1920-х гг. усилилось противостояние СССР и Запада, поэтому работа представителей западных фирм в Карелии не освещалась в печати. Исключение делалось для профсоюзных и коминтерновских делегаций западных стран. В мемуарных источниках, как правило, кратко отмечается добросовестность и опыт представителей немецких, чешских фирм. Однако работа западных инженеров и техников остается малоисследованным сюжетом в истории Кондостроя.

Новостройка привела к быстрому росту заводского поселка. Большинство его жителей составляла молодежь. Неслучайно кондостроевцы оказались столь чуткими к новым формам быта и просветительской работе советской власти. В поселке читалось много лекций и докладов, показывали кинофильмы, велась напряженная борьба с неграмотностью, работала жицгазета и самодеятельный театр, проводились "комсомольская пасха", спортивные соревнования. Немало молодых людей в 1920-е гг. вступили в комсомол, стали рабкорами, членами МОПРа, Осоавиахима.

В то же время для поселка строителей были характерны острая нехватка жилья, неналаженный быт, продовольственные трудности. В 1925 г. в Кондопоге работала специальная комиссия по обследованию снабжения продуктами питания рабочих и служащих Кондостроя. Она констатировала, что столовая, рассчитанная на 600 человек, пропускала в несколько раз больше посетителей. Рабочие жаловались: "Бывают даже случаи, когда в супе появляются лягушки, червяки и проч." Товары, продававшиеся в лавках, не отвечали запросам рабочих. В продаже были перебои с мясом, сахаром. У кооператива, которому передали рабочее снабжение, не хватало собственных средств, не было годных складов, ледников48. Анализ выступлений на Всекарельских съездах делегатов от Кондопоги показывает, что людей больше всего тревожили социальные проблемы. В сжатой форме эту мысль выразил на Восьмом Всекарельском съезде делегат Скворцов: "Когда мы строим, мы обязательно должны учитывать три вещи: школу, клуб, больницу"49. Кондострой поставил те проблемы, с которыми столкнутся рабочие поселки, возникшие за счет мигрантов, в период форсированной индустриализации.
 
Template not found: /templates/Default/splitnewsnavigation.tpl

 


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие новости по теме

    Template not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tplTemplate not found: /templates/Default/relatednews.tpl

 


Комментарии (0)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.